Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Бедуины до сих пор охотятся с салюки.
 
Салюки - одна из самых старых пород собак. Народы Ближнего Востока считали собак нечистыми и презренными животными, однако к салюки всегда относились иначе. Эта собака высоко ценилась в течение нескольких тысячелетий, и она продолжает цениться до сих пор. Мир меняется, меняется и быт бедуинов, стало меньше благородных охотников песчаных пустынь, которые зачастую бедствуют и подвергаются дискриминации. Во многих местах охота запрещена законом. Но, тем не менее, салюки остаются дорогими. Бедуин может не иметь работы и земли, но считает делом чести, чтобы у него была самая быстрая собака.
В течение тысячелетий салюки не менялись. Разделение борзых Северной Африки, а также Ближнего и Среднего Востока на три породы (салюки, слюги и азавак) в определенной степени искусственно и проведено на западный манер. Внешний вид борзой мало значит для бедуина или совсем не принимается во внимание: от собаки требуется скорость, крепкое сложение и выносливость. Одни предпочитают рослых борзых с крепким сложением, другие более мелких и легких. Кто-то считает, что собаки с коротким корпусом работают лучше, а кто-то больше ценит борзых с более длинным туловищем и хорошо выраженными углами сочленений. Одни борзые имеют гладкий шерстный покров, другие - с удлиненным украшающим волосом. Тип шерстного покрова, цвет глаз и ширина черепа в глазах охотника не имеют никакого значения.
Борзые разных районов почти не отличаются друг от друга, совершенно очевидно, что все они относятся к одному типу собак. Слова "салюки" и "слюги" в сущности, означают одно и то же, только на разных диалектах: арабский алфавит не соответствует латинскому, некоторые авторы предпочитают писать не "saluki", a "saluq".

К судьбе салюки причастна политика
Президент Клуба борзых Израиля, эксперт по всем породам собак, доктор Зафра Сирик начала изучать салюки бедуинов Израиля. Несмотря на то, что порода в мире довольно широко распространилась, ее генофонд узок, что неизбежно создает некоторые проблемы. Зафра начала помогать бедуинам, занимающимся разведением этих собак, и добилась того, чтобы их незарегистрированные собаки были записаны в клубе. Она считает, что эти собаки могут быть использованы для расширения генофонда породы, что способствовало бы успешному разведению во всем мире.
Современное положение израильских бедуинов подобно тому, которое занимают многие коренные народы, такие, как американские индейцы, эскимосы или саамы. Владение землей и постоянное жилище не согласуется с кочевым образом жизни. Бедуины жили на этой земле в течение столетий, а то и тысячелетий. Они считают землю своей собственностью, что не подкреплено никакими официальными документами. Когда был утвержден статус Израиля, население страны выросло, были построены новые города и поселки. Бедуинам пришлось отступить. Совсем несложно вытеснить людей, не имеющих земли в собственности и крыши над головой, тем более что не в обычае у бедуинов строить баррикады для борьбы за свои права.
Нелегкая задача - ассимилировать различные культуры и религии в Израиле. Зафра считает, что ситуация с бедуинами относится к острейшим политическим проблемам на Востоке и может через какое-то время стать взрывоопасной. Поселения бедуинов обычно расположены в пригородах. Поскольку обычный для этих людей образ жизни ушел в прошлое, многие из них не смогли приспособиться к современному состоянию и не знают, как им поступить. Не обремененные постоянной работой, они то свободно распоряжаются своим временем, занимаясь, например, браконьерством. Охота с борзыми и гончими в Израиле запрещена. Зафра склоняется к мнению, что это скорее политический, чем природоохранный акт, который непосредственно касается бедуинов.
Свою работу Зафра начала в самое последнее время. Телевидение и другие средства массовой информации донесли пороки Запада и до бедуинов. Всегда кажется, что где-то трава зеленее, и бедуины решили скрещивать своих салюки с грейхаундами и уипетами, чтобы их собаки обладали большей скоростью. Но в условиях пустынь такие помеси не могут работать так же хорошо, как местные борзые: они уступают чистопородным салюки в выносливости. Охотники же перестали проводить целые дни верхом на лошади под палящим солнцем. Они уезжают далеко на машинах туда, где никто не увидит, что они выпускают своих собак на зайца или газель. Героем становится тот, чья собака самая быстрая. Породная чистота не имеет для охотников значения, потому что они не состоят в клубе собаководства.

Доверие устанавливается долго
Один из заводчиков салюки, бедуин Султан Абу Рекиек, живет в Тель-Шеве. Зафра считает, что это один из самых ответственных собаководов, который понимает, что сохранение салюки в чистоте и правильное содержание собак имеет большое значение. У Султана в настоящее время шесть салюки и один помет щенков. По местным меркам его собаки содержатся очень хорошо, но наших инспекторов по здоровью и консультантов из Клуба собаководства такие условия могут повергнуть в ужас. Однако и многие люди здесь живут далеко не в роскоши. Во дворе устроен крошечный загон, в котором содержатся щенки и молодые собаки, а вдоль прохода сооружена временная будка для матери щенков. За загоном на короткой цепи привязан 12-летний дед щенков, Понтиак, борзая cинайского типа. Его жилище - часть старой машины. Все молодые собаки - его потомки. Султан с гордостью рассказал нам, что Понтиак настолько известен среди охотников, что до сих пор к нему приводят на вязку сук, несмотря на его преклонный возраст.
Бедуин живет в своем доме, как кочевник: двери открыты, внутри отсутствует обстановка. На полу постелены тюфяки и подушки в качестве сидений. Есть и телевизор. У Султана больше десяти детей. Старшая дочь очень хорошо учится в школе, чем все гордятся. Зафра была удивлена, что нас пригласили в дом, где жена хозяина подала нам фрукты, чай и кофе. Однако, согласно традиции, жена не принимала участия в беседе и скрылась, отказавшись сфотографироваться.
Зафра объяснила мне, что она приходила к Султану посмотреть собак много раз, но ее никогда не приглашали в дом. Видимо, для того чтобы завоевать доверие, требуется время. Зафра взяла пару щенков у Султана и продала их затем любителям салюки, а сейчас она принесла ему деньги и фото собак.
Султану было очень трудно понять, как же это живет финский эксперт, когда он увидел фотографии, где собаки стояли на снегу. Он никогда не видел снега и, в конце концов, так и не смог представить, где на самом деле находится Финляндия. Однако труды Зафры не пропали даром, Султан постепенно понял, что обладает чем-то особенным. Он показал нам, как собаки запрыгивают в пикап по команде, когда он едет с ними на охоту.
"Мы можем охотиться всю ночь. Если собаки не разорвут газель, то мы можем использовать мясо и есть его. Если же животное сильно покусано, то мы отдаем мясо собакам. Иногда борзые ловят газель, не убивая ее. Тогда мы отпускаем животное", - объяснил Султан.
Охотой занимаются, главным образом, из спортивного интереса и для того, чтобы почувствовать себя настоящим мужчиной, посоревноваться, чья собака быстрее. Ружья не используют. Султан долго рассказывал нам о том, как его собаки охотились, и о том, как часто они побеждали среди других собак. Он мечтает о том времени, когда охоту сделают легальной. Полиция застрелила много собак, с которыми бедуины охотились незаконно.
Зафра сделала собакам Султана прививки, передала ему медикаменты и научила, как кормить их кормами промышленного производства. Следует добавить, что собаки там едят то же, что и люди. Салюки здоровы и в хорошей форме. С посторонними они держатся отчужденно, что типично для породы. Собаки нас не приветствовали, но и не боялись. Их не пускают в дом, Султан не прикасается к ним. Он просит детей отнести собакам воду и корм. Когда мы решили осмотреть суку, Зафре было разрешено выпустить ее из конуры.

Центр салюки под тентом
Другой заводчик салюки Юма эль Абид живет в Раате. Он очень самобытный человек, соблюдающий традиции; не хочет жить в доме, а раскинул свой шатер за городом. Вокруг жилища припарковано несколько машин, на которых друзья Юма приехали к нему в гости. В честь посетителей хозяин дома надел национальную одежду. Он темнокожий, а это значит, что он принадлежит к самой низшей касте среди бедуинов, потому что темнокожих считают потомками рабов. Однако благодаря своим борзым он стал уважаемым экспертом.
Под пологом шатра состоялась настоящая конференция, посвященная салюки. Юма пригласил друзей, чтобы показать своих собак Зафре, а одну из сук привезли к его лучшему кобелю на вязку. Владелец суки родился в Америке, он разводит арабских лошадей. Он приобрел суку салюки в Египте вместе с лошадью. Зафра и ее друзья, представители клуба борзых, - приехали в качестве советников по разведению и инструкторов по вязке. Сидениями или лежанками вокруг низкого стола послужили тюфяки, на столе были фрукты, кофе и газированная вода. Бедуины-мусульмане не употребляют алкоголь. Один мужчина курил кальян. Все говорили о борзых. Когда Юма рассказывает о своих собаках, он называет их то "салюки", то "слюги", подразумевая, что это одно и то же. Он не делает различий между ними.
Некоторые мужчины попросили Зафру привезти им щенка грейхаунда, однако, она, разумеется, отказалась, пытаясь объяснить, насколько чистопородная салюки лучше для условий пустынь, в которых веками формировались неприхотливость и выносливость этих собак. Беговой грейхаунд силен и быстр на короткой дистанции, он не приспособлен к тому, чтобы часами скакать на жаре. Некоторые уже проверили это на своем опыте, пытаясь применить скрещивание. Среди щенков, игравших вокруг шатра, некоторые явно принадлежали к помесям с грейхаундом.
Борзым разрешено входить внутрь жилища Юма. Старый кобель-производитель был привязан внутри шатра, остальные собаки размещались на короткой привязи под пестрыми навесами, защищавшими их от солнца. Старый кобель сломал заднюю ногу, но он вполне поправился и выглядел хорошо. Его, как и многих присутствовавших там других борзых, можно было вполне представить на любой выставке в Европе. Юма изолирует сук во время течки, поэтому у него не бывает внеплановых пометов или щенков от неизвестного производителя. Собравшиеся осмотрели всех собак и сравнили их между собой. Точки зрения на лучший и наиболее приемлемый тип борзых почти не расходились, как это и бывает среди заводчиков-собаководов в целом. Юма рассказал нам о той же поездке на охоту, о которой нам ранее поведал Султан. Но в версии Юма победила именно его собака!
Зафра, как обычно, привезла вакцины и противоблошиные ошейники для собак Юма, но она надеется, что в будущем бедуины сами начнут заботиться о своих собаках. Они понимают, что сильная, здоровая и сытая собака бегает лучше. Также она планирует показать бедуинам выставку собак. Поскольку они хорошо разбираются в охоте, то, возможно, что им понравятся выставки, а если они поймут, насколько ценный племенной материал представляют собой их собаки, в которых заинтересованы любители восточных борзых во всем мире, то, может, они поставят новые цели в разведении.
Салюки не считается израильской породой, однако Израиль, видимо, является единственной страной, где существует специальный клуб, занимающийся этими борзыми. Салюки существовали на земле этого государства задолго до его образования. В старинных книгах салюки называли персидской борзой, но Персии уже давно не существует. С точки зрения израильтян это аборигенная порода, поэтому было бы разумно со стороны организованного собаководства регистрировать местных собак и признавать выданные на них документы. Эта оригинальная популяция аналогична таким местным финским собакам, как лаппхунд и оленегонная лайка.
Изменение традиционного образа жизни на Ближнем и Среднем Востоке всего лишь дело времени. Это значит также, что собаки, которых тысячами лет применяли для охоты, утратят свое значение. Сейчас еще не поздно предпринять действия для сохранения этих собак, пока полицейские пули не уничтожили их во время браконьерской охоты, кроссы с западными породами борзых не вытеснили чистопородных салюки, а болезни, политические распри и войны не уничтожили уникальную популяцию.

Пустынные салюки в Финляндии
Финские собаководы отличаются предприимчивостью и беспристрастностью. Финны приняли немало кардинальных решений по поводу многих пород; революционная идея скрещивания пинчера со шнауцером была осуществлена именно здесь. Тибетские мастифы, привезенные из Гималаев, были показаны на выставке и их успешно разводят. Собак северных пород из естественных популяций давно принято регистрировать. Поэтому не удивительно, что аборигенные пустынные салюки были привезены в Финляндию из Израиля. Сука Фарха аль Файфа живет в Хаухо у Микаэлы Лехтонен, а кобель Зафран Асли - у Сейи Котти-Ранталы в Кирёскоски. Этой зимой благодаря Зафре Сирик было привезено несколько щенков.
"Я мечтала об этом много лет, - рассказывает Микаэла Лехтонен. - Еще ребенком я читала о салюки арабов и уже тогда я решила, что когда-нибудь обязательно заведу себе такую собаку".
У Микаэлы две "обыкновенных" салюки, две таксы, а у ее сестры, - терьеры Джека Рассела. Как поклонник салюки, Микаэла, конечно же, собирает всю литературу о породе. В американской книге (автор Гейл Гудмен) приведены истории о людях, которые жили на Ближнем и Среднем Востоке и привезли оттуда аборигенных салюки бедуинов. Гудмен сама бывала в Израиле.
"Так я узнала, что в принципе, оттуда можно привезти салюки. Я связалась с Гейл Гудман и через нее наладила полезные контакты. Цепочка привела меня к Зафре Сирик, и она мне помогла в приобретении собаки, - рассказывает Микаэла, - так у меня появилась Форха."
Идея заключалась в том, чтобы получить новую кровь: салюки - очень старая порода и ее разводили в чистоте в течение долгого времени. Хотя эта порода считается здоровой, но все же собаководам приходится сталкиваться с одними и теми же проблемами. Микаэла много общается с любителями салюки через Интернет. Отношение поклонников породы и кинологических организаций к пустынным салюки неодинаково: в США, например, существует определенный антагонизм по отношению к пустынным собакам неизвестного происхождения, их нельзя регистрировать. В Финляндии процедура регистрации прошла проще, потому что у прибывших собак была двухколенная родословная израильского клуба.
"С регистрацией не возникло сложностей, собак сразу внесли в наш специальный регистр, - сказала Микаэла. - В Финляндии у собаководов нет предубеждений. Кеннел-клуб и клуб по породе находят общий язык."
Микаэла очень довольна Фархой, красота этой собаки превзошла все ожидания. Было логично предположить, что борзые, выращенные в суровых условиях, должны быть здоровыми и выносливыми, и если они способны долго бежать по пустыне, то их сложение должно быть крепким. В то же время Микаэла понимала, что поначалу могут возникнуть сложности в связи с переменой природной зоны: из знойной пустыни собаки попали в финскую зиму. Она думала, что перелет и совершенно другой стиль жизни будет шоком для щенков, они могут стать пугливыми или же потребуется много времени для их адаптации. Но иммигранты высоко держали головы, были спокойны, хорошо адаптировались, проявили дружелюбие. Как только их вытащили из ящиков в аэропорту, они тут же съели предложенный корм, не проявив никакого беспокойства. Новое меню не вызвало никаких сложностей. Другие заводчики салюки испытывают смешанные чувства по поводу проекта Микаэлы и Сейи. Одни встретили это восторженно, а другие, понимая, что пустынные салюки обладают сильным охотничьим инстинктом, беспокоились, как они отнесутся к другим собакам. Но страх был напрасным. Салюки очень любят играть с таксами и терьерами в большом огороженном дворе Микаэлы. Микаэла считает, что охотничий инстинкт для салюки типичен и составляет часть характера породы.
"Некоторые люди у нас считают, что охотничий инстинкт делает породу "трудной", но большинство особенностей салюки, которые делают эту породу интересной и привлекательной, связаны именно с этим инстинктом. Заводчикам не следует избавляться от него," - подчеркнула Микаэла.
Фарха проявляет большой интерес к кротам, которых откапывают ее друзья таксы. Обычно салюки, после того, как поймают добычу, отбегают вместе с ней, а Фарха приносит ее прямо Микаэле. Фархе не приходилось встречать более крупную дичь, но Микаэла слышала, что с салюки, за неимением газелей, охотились даже на лосей.
Некоторые считают, что привозить собак неизвестных линий - очень большой риск. Но Микаэла считает, что поступила правильно, и пока все идет хорошо. Нельзя чего-то достичь не рискуя. Собаки привезены от разных заводчиков и получены они от разных родителей. Вдальнейшем планируется приобрести собак из других районов с иным происхождением. Микаэла собирается использовать Фарху в разведении и надеется, что потомки этой собаки станут ценным вкладом в расширение генофонда породы. Она мечтает также когда-нибудь поехать на Средний Восток и самой встретиться с заводчиками.


 
Со времён людоедства нравы очень огрубели...
	Подставь правую ягодицу,когда тебя бьют по левой...
	Психически больная совесть...
	И многое другое в новой книге Михаила Маковецкого 'Белая женщина'.
	http://www.psich.com