Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Эвенк и вопросы языкознания
 
Эвенк и вопросы языкознания

- Ах, Мишенька, ну почему вы так редко навещаете старика-эвенка? - причитал Марк Абрамович, - Я уже выплакал все глаза. А вы, Игорь Александрович? Мы с вами еще не встречались, но я вас так ждал. Мне о вас столько рассказывали! Кстати, вы не могли бы мне подарить старый, потрепанный в боях парашют? Я, знаете ли, завзятый коллекционер. Мишенька вам, наверное, об этом рассказывал. Люблю раритеты.
- Я ему об этом рассказывал только применительно к вашим супругам, - застенчиво признался Рабинович.
- Извините, Марк Абрамович, - признался Пятоев, - но сегодня я к вам пришел без парашюта. Хотя, не буду скрывать, у меня для вас припасен другой подарок. Это картина, которая называется 'La Kolkhozienne serrant dans la main la faucille, se tient pour le marteau de l"ouvrier' (Колхозница, сжимающая в руке серп, держит рабочего за молот). Должен сразу признаться, что это творение находящегося в нашей психиатрической больнице на излечении заслуженного художника Кабардино-Балкарии Михаила Гельфенбейна вызвала реакцию не однозначную. В качестве натурщицы при работе над образом колхозницы художник явно использовал замечательную деятельницу театра Варвару Исааковну Бух-Поволжскую. Колхозница была изображена одетой в эвенкийский национальный костюм и сидя на олене. На рабочем было просторное платье-шуба, которое так любят носить эвенкийские оленеводы, и в руках он сжимал свидетельство о заключении брака. Глаза Шпрехшталмейстера, позировавшего для образа рабочего, были на выкате, и почему-то он смотрел на серп с испуганным выражением лица.
- Образ рабочего очень пластичен, - с достоинством в свое время сказал я, осматривая полотно. Польщённый Шпрехшталмейстер зарделся от удовольствия.
Своё веское мнение о новой творческой удаче Гельфенбйна высказала и Бух-Поволжская. По мнению Варвары Исааковны, высоко поднятый над головой колхозницы серп, несомненно, что-то символизирует, а созданные гением заслуженного художника Кабардино-Балкарии образы рабочего и колхозницы достоверны, эмоциональны и легко узнаваемы.
- Это же относится и к образу оленя, - не сдержался Рабинович, - но главная эмоциональная нагрузка произведения ложится на изображённую на заднем плане супругу рабочего. Хотя взыскательный зритель не может разглядеть из-за бушующей пурги ее лица, образ танцующей обнаженной девушки невольно вызывает содрогание. Без этого образа, по мнению Рабиновича, композиция 'Рабочий и колхозница' не несла бы в себе того воспитательного значения.
- О, - воскликнул Эвенк, - это моя главная пламенная страсть. Моя последняя супруга, к примеру. Замечательный экземпляр, вы, наверное, обратили внимание?
- Я человек опытный, - с уважением сказал Шпрехшталмейстер, - двадцать лет на арене, видел всякое. Но чтобы настолько! Да если бы она в цирке себя показывала, даже не раздеваясь, большие бы сборы делала.
- А вы, милейший интернационалист, - рассмеялся Эвенк, - как всегда оказались правы. Пусть даже и невольно. Моя супруга еще недавно зарабатывала на жизнь тем, что гастролировала по дальним стоянкам оленеводов с сеансами стриптиза. Оказывается, что на сильном морозе общепринятые воспоминания о женском теле постепенно из памяти стираются. Особенно, если все время пьешь не разбавленный спирт.
Я, чтоб ее увидеть, специально в Оймякон ездил. А как увидел, так сразу понял, что без нее жить не могу. Коллекционер я, как вы уже слышали, страстный. Собираю представительниц экзотических национальностей необычной внешности. Ну, с внешностью ее вы ознакомились.
- Внешность - сила! - вновь не сдержался Шпрехшталмейстер.
- Всегда приятна высокая оценка настоящего ценителя, - покраснел от удовольствия Эвенк. Но дело не только во внешности. По национальности моя супруга гуранка. Это последний чистокровный представитель маленького народа, который проживал по берегам Амура, но, постепенно, полностью ассимилировался. Таким образом, моя супруга является ни раритетом, ни даже суперраритетом. Она уникум, единственный в своем роде. Но не буду больше вас утомлять стариковскими глупостями.
Эвенк набрал номер и сказал в телефонную трубку:
- Леночка, девонька, принеси нам, пожалуйста, фруктов и выпить что-нибудь. Мы посидим в саду.
Через какое-то время миленькая девушка, почти подросток, выкатила огромный сервировочный столик с фруктами и напитками. При ее появлении у Пятоева от удивления приоткрылся рот. Эта была та самая девушка, с которой он когда-то говорил перед выездом из Пскова в Израиль, и которая, вместе со своей учительницей английского языка, чуть не отравила двух человек. Девушка поставила сервировочный столик перед гостями и, одарив всех присутствующих кокетливой улыбкой, уселась, заложив ногу за ногу.
- Ну, каков я? - довольный произведенным эффектом сказал Эвенк, - Удивил вас, майор? Признайтесь.
- Не ждал, признаться, - придя в себя, сказал Пятоев, - Рабинович характеризовал вас большим ценителем уродства:
- И вдруг такой ангелок, - продолжил его мысль Эвенк, - все объясняется очень просто. Не скрою, я имею определенный статус в уголовном мире. А подержание своей репутации в обществе требует соблюдения определенных правил поведения. Хороший дом, машина и, что самое главное, молодая красивая подруга. Прелести моей супруги-уникума может оценить только узкий круг истинных ценителей.
Тут Эвенк кивнул в сторону Шпрехшталмейстера.
- А за прелести этого вечно улыбающегося чудо-ребенка, - продолжил Эвенк, предлагая попробовать каких-то экзотических орешков, - невозможно не зацепиться взглядом. Я вам честно признаюсь, господин Пятоев, когда врач сказал мне, что у нее запущенный ревматизм, у меня у самого заболело сердце.
- Да у меня уже прошло все, - не переставая кокетливо улыбаться, сказала девушка.
- Ну да, после того, как моя служба безопасности начала следить за тем, чтобы ты принимала лекарства согласно рекомендациям врачей, - проворчал Эвенк. - И не клади голову на колени или не надевай короткую юбку. Что за манера? Это мешает нашим гостям сосредоточиться на главном. А у нас впереди очень серьезный разговор.
- Ничего, ничего, - остановил Эвенка Рабинович, - пусть сидит, как хочет. Нам это совсем не мешает.
- Даже наоборот, - поддержал его чуточку простодушный Шпрехшталмейстер.
- А о каком серьезном разговоре вы упомянули? - проявил здоровое любопытство Пятоев.
- Видите ли, майор. Мы, эвенки, привыкли к необъятным просторам. Это у нас в крови. Поэтому я позволю себе начать издалека.
Далее, как людям, плохо знакомым с предметом, была прочитана краткая лекция о состоянии современного рынка наркотиков. Из лекции следовало, что наркотики бывают растительного происхождения и синтетические, то есть изготовляемые лабораторным путём. И хотя будущее, несомненно, принадлежит наркотикам синтетическим, в настоящее время человечеству приходится обходиться, главным образом, наркотиками, получаемыми из растений. Растения, из которых получают наркотики, произрастают в горной местности с субтропическим климатом. Если мы внимательно посмотрим на глобус, то найдём такую местность в Афганистане, в Курдистане, в Афганистане, в 'Золотом треугольнике' на границе Таиланда, Бирмы и Лаоса, а так же в Китае. Речь, естественно, идёт об опиумном маке. Из которого, как легко догадаться, получают опиум, а так же морфин и героин. Любопытно, что в аналогичных климатических условиях в Новом Свете так же произрастает растение, из которого легко и просто можно получить сильнейший наркотик. Это замечательное растение называется 'кока', а наркотик, соответственно 'кокаин'. Третьим, и последним растением, которым широко пользуются для производства наркотиков, является канабис, или, как его называют в России, конопля. Из него производят наркотический препарат известный под различными названиями, одним из которых является гашиш. Сила наркотика является объективным показателем, и определяется числом приёма наркотического препарата, необходимого для возникновения зависимости. Зависимость - это потребность организма в постоянном поддержании определённого уровня наркотического препарата в крови для нормальной жизнедеятельности этого организма. При снижении этого уровня у человека развивается комплекс неприятных ощущений и переживаний. Эти неприятные переживания называют 'психическая зависимость', и тягостные физические расстройства, (неприятные ощущения) называют 'физическая зависимость'. Физическая зависимость всегда развивается на фоне уже возникшей психической и является её продолжением и развитием. Говоря медицинским языком, вначале зависимость проявляется только в эмоциональной сфере - это психическая зависимость. В дальнейшем в процесс подключается и связанная с эмоциями вегетативная нервная система и система, отвечающая за возникновение ощущения боли - и это уже физическая зависимость. Те наркотические препараты, которые вызывают главным образом психическую зависимость, называют 'лёгкими наркотиками'. Это препараты конопли. Лёгкими наркотиками являются так же алкоголь и никотин. Те наркотические препараты, которые сразу создают физическую зависимость, называют 'тяжёлыми наркотиками'. Их производят из коки и мака. Для того чтобы избежать неприятных ощущений, то есть симптомов психической и физической зависимости, наркоман вновь и вновь принимает наркотический препарат.
Наркотические препарат, изготовленные из коки 'вынюхивают'. Они попадают в организм через те расположенные в носу структуры, через которые человек нюхает, то есть распознает запахи. Опиаты, то есть наркотические препараты, полученные из мака, вводятся при помощи шприца внутривенно. Наркотические препараты, произведенные из канабиса (гашиш, марихуана, дурь, шмаль, план и т. д. и т. п.) выкуривают. И они поступают в кровь из воздуха, находящегося в легких.
Самым сильным наркотическим препаратом (то есть вызывающим зависимость после наименьшего количества приемов) являются препараты коки. Здесь наркоманом можно стать после первого же приема. Дело в том, что то вещество, запах которого человек ощущает, попадает непосредственно в мозг, минуя так называемый гематоэнцефалический барьер (набор механизмов в организме человека, предохраняющий мозг от попадания ненужных веществ). В результате, у того счастливчика, который нюхает кокаин, слабоумие наступает быстро и неизбежно.
Опиаты, то есть наркотические вещества, получаемые из мака, к слабоумию приводят значительно позже, но и у них есть свои прелести. Физическая зависимость, то есть сильнейшие боли и чрезвычайно неприятные ощущения самого различного характера, возникающие в случае не приема этого препарата - это все о них. Человека при этом буквально ломает. Поэтому это состояние наркоманы называют 'Ломка'. Плюс шприцы разной степени загрязненности, через которые переносятся такие замечательные в своем роде заболевания, как СПИД и гепатит, иногда очень скрашивающие повседневную жизнь принимающих морфин или героин. И, наконец, смерть в результате отравления или передозировки для них - это дело житейское. Препарат вводится шприцом непосредственно в кровь. Покупают наркотик, понятное дело, не в аптеке. Так что угадать, что находится в шприце, морфин или крысиный яд, и в каких пропорциях, точно сказать никто не может.
Препараты канабиса, конечно же, являются более слабыми наркотиками, чем морфин или кокаин, но более опасными, чем, к примеру, другой слабый наркотик, алкоголь. И у курильщиков гашиша есть свои маленькие радости. Например импотенция. Тем не менее, во многих странах на деньги наркоторговцев существуют различные партии и общественные движения, призывающие к свободной продаже препаратов канабиса.
Способы выделения наркотического препарата из растения всё время совершенствуются, но требуют специального оборудования и знаний. Содержание наркотического препарата зависит от многих факторов. Так как технология получения препаратов бывает разной, то и наркотические препараты, получаемые из одного и того же растения, бывают разные. Соответственно, разными бывают и названия.
История появления этих названий бывает поучительной. Известно, что наиболее распространёнными и глубоко народными именами в странах испанского языка являются Мария и Хуан. В переводе на русский это будет звучать как Иван да Марья, а на еврейский - Абрам и Сара. Когда-то в Мексике выпускались сигареты, которые так и назывались: 'Мария и Хуан'. А не 'Сара и Абрам', как кто-то мог подумать. 'Мария и Хуан' были очень любимы в мексиканском народе за их крепость и дешевизну. Они стали подлинно народными сигаретами. И вот однажды торговцы наркотиками стали вкладывать в 'Марию и Хуана' вместо табака полученный из конопли препарат. И в таком виде отправлять сигареты из Мексики в близлежащие Соединенные Штаты Америки. Долго ли, коротко ли, но полиция это дело раскрыла, а торговцев наркотиками заточили в темницу. С тех пор и повелось препарат конопли, содержавшийся в сигаретах 'Мария и Хуан', называть марихуаной. А если бы сигареты назывались 'Сара и Абрам', то и марихуану мы бы называли 'сараабрамой'. Но этого не произошло. Что мне, как представителю народов Крайнего Севера, осознавать чрезвычайно обидно. Теперь оставим эвенкийские и медицинские аспекты рассматриваемой проблемы и перейдём к социо-экономическим.
Страны, где произрастают выше перечисленные растения, являются недоразвитыми. А страны, у граждан которых имеются средства для оплаты наркотиков, это страны, добившиеся в своём развитии больших успехов. Труженики села, занятые на производстве мака или коки, не получают и одного процента от стоимости, уплаченной наркоманом за вожделенный продукт. Разница остаётся у наркоторговцев. Но жизнь торговца наркотиками усеяна не только розами, но и шипами. Наркопотребляющие страны борются с торговцами наркотиками по всей строгости, и смертная казнь здесь вещь повседневная. И где-то они правы. Во многих странах наркомания - это основа основ преступного мира. Почти все преступления совершатся там наркоманам, не имеющими денег купить новую дозу. Именно обнюханные, обколотые и обкуренные совершают всю бытовуху, когда из-за пачки сигарет убивается близкий друг или из-за грубого слова родная супруга. Именно наркоманки становятся проститутками. В других странах происходят Великие Революции, и народ, в лице своих лучших представителей - торговцев наркотиками, приходит к власти. И тогда, где-нибудь в Колумбии или Афганистане, такой народ уже победить нельзя. Все живут за счет наркотиков. До одного человека. И за благополучие своей семьи каждый будет драться до последней капли крови. Тем более, что автомат в таких странах есть у каждого. Наркоторговцы об этом позаботились.
- Марк Абрамович, - вновь вступил в беседу Рабинович, - позвольте мне задать вам вопрос прямой, как путь оленя, бегущего по бескрайней тундре навстречу своей возлюбленной.
- Валяйте, Мишенька, - мягко улыбаясь, сказал Эвенк, - вы думаете не стандартно, и мне всегда нравилось следить за вашими бредовыми постройками.
- Буду предельно краток, - не менее мягко улыбнулся Рабинович, - А какого черта вы нам все это рассказываете?
Дело в том, мои дорогие друзья из сумасшедшего дома, - продолжил Эвенк, - что Россия в мировом обороте наркотиков занимает далеко не первое, но почётное место. Это объясняется как близостью с Афганистаном, вся экономика которого в настоящее время строится на выращивании мака, так и налаженными связями со странами Западной Европы. В Афганистане, стране горной и, отчасти, субтропической, правительства СССР и СЩА, руководствуясь самыми лучшими побуждениями, поочередно вводили свои войска. Вод войск таких уважаемых государств ни для кого не может пройти бесследно. Для Афганистана, в частности, это выразилось резком росте сельскохозяйственного производства. И основной сельскохозяйственной культурой Афганистана стал опиумный мак. Афганские труженики полей из года в год добиваются столь высоких урожаев, что стоимость опиума, морфина и героина в стране позорно низка. И тут свою братскую руку помощи им протягивают российские торговцы наркотиками.
Здесь было полезно углубиться в недавнее прошлое. Как любая горная страна, Афганистан страна многонациональная. Пока межнациональные трения носили более- менее мирный характер, страна, если и не процветала, но жила размеренной жизнью. Ввод советских и американских войск внёс весомый вклад как в разрушение государственных институтов, так и в обострение естественных в такой ситуации межнациональных конфликтов. Кроме того, были допущены кровавые эксцессы. Казалось бы, после всех этих перипетий население Афганистана стало жить хуже. Но в течение короткого времени трудолюбивый афганский народ полностью переключился на выращивание мака и получения из него опия и героина. В настоящее время, прямо или косвенно, этим занимается всё население страны. Уровень жизни простого труженика села, как сказал бы ваш, Мишенька, начальник по имени Тарас, 'резко пошов в гору'.
Теперь самое время вернуться к российским торговцам наркотиками. К какой стране относятся среднеазиатские республики, к России или к Афганистану, затрудняюсь ответить даже сами граждане этих независимых государств. Но это и не важно. Граница между Афганистаном и Россией, в любом случае, бесконечно далека от того, чтобы находиться на замке. Так что наркотики из Афганистана в Россию льются относительно беспрепятственно. Другое дело их дальнейшая транспортировка в Западную Европу. Это серьезная проблема.
Раньше все это я знал в теории. А теперь столкнулся с этим на практике. Дело в том, что вашими стараниями, Мишенька, я познакомился с Леночкой.
- Моими стараниями? - удивился Рабинович, - Каким образом?
- А-а, так это с вами я говорила по телефону, - догадалось Леночка, - Когда они дали немного денег и пустили меня погулять по Тель-Авиву, я тут же позвонила в Псков этому, ну, как его, у которого свастики наколоты. Он еще в Кремле магазин держит, железными презервативами торгует.
- Штурмбанфюреру, - догадался Пятоев, - и не железными презервативами он торгует, а гильзами от снарядов.
- А я что говорю? - продолжила Леночка, - Я у него и спрашиваю: 'А где тот братан, который в Израиль лыжи навострил? Здоровый такой, как шкаф. И лицо такое. Помните, вы нас свели? Он меня еще все за старого следователя расспрашивал. Я тут в его дочку встретила'. Я что подумала. От тех друзей, что меня с училкой держат, когти рвать надо. А тут братан конкретный. Щелбаном уроет, не поморщиться. И защитить случай чего обещал. Ну, а Штурмбанфюрер и дал телефончик. 'Он там работает', - говорит.
Ну, я обрадовалась, звоню. Там трубку берут, и чувствую, на малину попала, там как раз крутая разборка идет. Один орет: 'Да я его убью гада, он на меня лучами действует!'. А другой, типа, его успокаивает. 'Уймись, - говорит, - мы тебе сейчас укол сделаем, тебе сразу легче станет'. Типа, не волнуйся, братан, сейчас тебе наркотик дадим, ты на полную и оттянешься.
Ну, а меня спрашивают: 'Вам кого?', и тут я поняла, что кликуху его, я, дуреха, и забыла. Толи 'Кавалерист', толи 'Тракторист'. Когда с Псковом разговаривала - помнила, а сейчас забыла. Ну, я говорю: 'Ну, здоровый такой, и крутой, как горный спуск. Мы с ним по одному делу вместе проходили. На Крайнем Севере'. Ну, это я соврала, конечно. Для солидности.
- Теперь я все вспомнил! - прервал ее рассказ Рабинович, - К нам в отделение как раз привезли буйного больного. И тут телефонный звонок. Я взял трубку, но слушал не внимательно. Какая-то девушка просила дать чей-то телефон, но имя она забыла. Телефонным звонкам такого рода в психиатрической больнице нет числа. И тут я слышу 'Крайний Север'. Ну а какой может быть в Израиле 'Крайний Север' кроме Эвенка? Вот я и дал его телефон.
- Раз речь зашла об Эвенке, то, с вашего разрешения, я и продолжу, - вновь вожди правления взял в свои руки представитель народов Севера. Обеих девушек отпустили погулять по Тель-Авиву. Слежки за собой они, в силу своей чистоты и наивности, не заметили. И твердо решили убежать. Когда Леночка говорила с Рабиновичем по телефону, Наташа Пятоева стояла рядом с ней. Но если Лена надеялась найти защиту своей чести и достоинства в структурах криминальных, то Наташа, в силу своей крайней жизненной неискушенности, обратилась с этой целью в государственные структуры. Результат известен. Наташу, после официального визита в посольство, вновь похитили, а Леночка попала в мои надежные, любящие руки. Кстати, моей службе безопасности пришлось проявить все свое мастерство, чтобы захватить Леночку, якобы в одиночестве гулявшую по Тель-Авиву.
- Милая Лена, - обратился Пятоев к девушке, - я свое слово держу, вы всегда можете надеяться на мою защиту. Кстати, Штурмбанфюрер иногда меня называл не кавалеристом, и не трактористом, а парашютистом.
- Вот дуреха, - воскликнула девушка, крутя в отчаянии головой. При этом ее разлетающиеся в разные стороны кудри чуть не коснулись носа Пятоева, - какой позор на мой лысый череп! Как я могла забыть?
- Предчувствую ваш вопрос, товарищ майор, - прервал стенания девушки Эвенк, - вас интересует, что представляет собой организация, которая удерживает девушек, в том числе и вашу дочь? Во избежание свершено излишней драки между вами и моей охраной спешу поведать вам все, что знаю. Тем более что это старинный эвенкийский обычай. Это я вам говорю.
- Итак, - нетерпеливо попытался направить мысль Марка Абрамовича в правильное русло Пятоев.
- Итак, - не стал спорить Эвенк, - существует некая организация, которая, находясь в Израиле, ищет девушек из России, интенсивно обучает и обучает их иностранным языкам не понятно зачем. Все.
- Как все? - удивился Пятоев, - с ваших многочисленных слов я понял, что все это имеет какое-то отношение к торговле наркотиками.
- Это я понял, а не вы, - обиделся Эвенк, - деньги, которые вкладываются в содержание и обучение девушек, слишком велики для того, чтобы использовать вышеупомянутых барышень для любой цели, кроме как торговля наркотиками. А так как все эти девушки, извините за острую постановку национального вопроса:
- Пожалуйста, пожалуйста, - оживился Шпрехшталмейстер.
:хотя и находятся в настоящее время в Израиле, но происходят из русских селений, - продолжил Эвенк, - то значит, и собираются их использовать для торговли наркотиками в России.
- И каким же способом их собираются использовать? - продолжил гореть любопытством Пятоев.
- Вот это я и хочу узнать с вашей помощью, товарищ майор, - задушевно молвил Эвенк.
- Служу Советскому Союзу, - неожиданно для самого себя отчеканил Пятоев служебный слоган своей лейтенантской юности.
- Марк Абрамович, - вмешался в беседу Рабинович, - я, хотя живительному действию электросудорожной терапии и не подвергался, но понять не могу, вам то это все зачем?
- Видите ли, Миша, - лицо Эвенка приобрело серьезное выражение, - мы, настоящие блатные, имеем твердые моральные устои. И, согласно этим представлениям о морали, людей, которые принуждают женщин к проституции, нужно давить и размазывать по полу. А я, вы же Мишенька знаете, человек старый, заслуженный. Первый раз преступил уголовный кодекс еще во времена строительства коммунизма, при Брежневе Леониде Ильиче. Как сейчас помню, хотели посадить за спекуляцию. Чудное было время, скажу я вам. И поступиться принципами я не могу, уж простите старика-эвенка. Да и дело здесь задумано какое-то принципиально новое, большими деньгами пахнущее. Тут сердце старого оленевода не обманешь. Потому и пригрел Леночку. Головка у нее светлая, и не только потому, что она блондинка. Умна она. Косноязычна и малограмотна, но умна. Все помнит, многое понимает. А что касается фенечки блатной, то я в ее возрасте сам такой был. Это у меня даже умиление вызывает.
Далее Пятоев пожаловался на головную боль.
- Никак не могу понять, где Наташу искать, - пожаловался Пятоев своим товарищам после расставания с Эвенком, - Меня этот ветеран Колымского тракта меня окончательно запутал. Где держат Наташеньку? Что с ней? Чему ее обучают? Что это за организация торговцев наркотиками? Что они с ней собираются делать?
- Майор, не раскисай, - одернул его Рабинович, - наше поступательное движение вперед не повернуть вспять. Доверься колесу истории. Мы работаем, дело идет. Гришин в стане врага. Эвенк нам поможет, клянусь моими оленьими рогами. Мы уже где-то рядом ходим, почти у цели. У меня тоже такой случай был. Когда я и Люда только поженились, мы снимали комнату в многоэтажном доме на Ленинском проспекте. Естественно, в городе Москве. На первом этаже этого здания располагался магазин 'Дары природы', над которым висела огромная вывеска. Как-то, поздно вечером, из квартиры над нами выпала женщина. Как в дальнейшем нам рассказали, она ударилась об букву 'ы' и разбилась насмерть.
В дальнейшем, в течение многих лет, меня мучил вопрос, об букву 'ы' в каком слове разбилась наша несчастная соседка. Пока этот вопрос беспокоил меня одного, на наши семейные взаимоотношения это никак не влияло. Но, с тех пор, как этот вопрос стал беспокоить и мою супругу Людмилу, причём в самое неурочное время, над нашим семейном счастьем сгустились тучи. К счастью, к нам в институт судебно-психиатрической экспертизы поступил один телепат, который обвинялся то ли в незаконной врачебной деятельности, то ли в измене родине, сейчас я уже не помню. Только благодаря нему наша семья не распалась.
- Причина вашей слабости, дети мои, в незнании, - сказал он, прочитав как-то мои мысли - в действительности дело обстояло следующим образом. Ваша несчастная соседка упала на букву 'ы' в слове 'Дары', после чего отскочила от асфальта и ударилась о букву 'ы' в слове 'природы', и, только после этого, умерла окончательно.
Мы были потрясены. Телепат разрешил нашу семейную проблему радикально. И размышлять о том, 'что', да 'где', да 'почему' не нужно было. Пользы от этого не было ни какой, так как предугадать то, как это случилось на самом деле, было не возможно. А семья из-за этих вопросов могла распасться.
Узнав о необыкновенных способностях криминального телепата, прямой, как руки по швам, майор Пятоев очень приободрился.
- Моя жена Нина была на четвёртом месяце беременности, когда меня наградили двумя билетами в Большой театр на балет Минкуса 'Дон Кихот', - по армейскому точно доложил своим друзьям Пятоев. - У Нины кружилась голова и её подташнивало. Но мы никогда не были в Большом, и поэтому пришли первыми и заняли свои места в помещении театра за сорок минут до начала представления. При исполнении адажио Нине стало дурно. Это была её первая от меня беременность, поэтому я взял Ниночку на руки и вынес из зала. В фойе Большого театра мою супругу вырвало, и ей стало легче. После чего мы вернулись в зрительный зал, чтобы успеть на свои места до окончания действия. И тут я вспомнил, что забыл, где расположены наши места. Единственное, что отложилось в моей памяти, это то обстоятельство, что выходя с Ниной в руках из своего ряда, я наступил на ногу сидящей на крайнем кресле бабушке. Я это хорошо почувствовал через кирзовый сапог и портянку, потому что именно в этом месте мне было необходимо произвести поворот направо. Опросив пять или шесть человек, мы нашли наш ряд.
- Что мы пропустили? - спросил я нашу новую знакомую, проходя мимо неё на свои места. Не смотря на плохое самочувствие супруги, я внимательно следил за ходом спектакля.
- Па-де-де, - испуганно пискнула потревоженная моим сапогом бабулька и крепче прижала заранее согнутые в коленях ноги к груди.
- Не может быть! - громко воскликнула Нина. 'Падеде', с ударением на втором слоге, на уйгурском языке называется блюдо, которое готовится из бурдюка молодого барашка. Тогда я служил в Казахстане, и мы снимали квартиру у одной уйгурской семье. При этом старуха-уйгурка всегда заботливо напоминала, что падеде нужно запивать горячим чаем, потому что холодный бараний жир может свернуться в желудке и вызвать заворот кишок.
Нина, которой, за два года вынужденного общения со старухой-уйгуркой, требование, касательное горячего чая после каждого падеде, впиталось в плоть и в кровь. Поэтому она не сдержалась и строго спросила бабушку, не пила ли та только что горячий чай. После Нининого вопроса бабулька быстро свернулась в эмбриональной позе. А я со своей супругой Ниной после этого благополучно вернулись на свои места и досмотрели балет Минкуса 'Дон Кихот' до победного конца.
- А вот у меня тоже случай был, - вспомнил Шпрехшталмейстер, - Мы давали феерию по замечательной сказка Шарля Перро под названием 'Золушка'. Как сейчас помню, премьера состоялась на арене псковского цирка в разгар посевной. В гостевой ложе сидело все городское начальство. Обычно никто кроме клоунов в цирке не говорит. А тут нас заставили и выступать, и спектакль показывать. Настоящие профессионалы на это очень обижаются. Но все смолчали, лишь один жонглер Раппопорт фортель выкинул. А отдуваться, как всегда, пришлось шпрехшталмейстеру.
Ну вот, идет феерия, вдруг, в одной из ключевых сцен, а именно в сцене встречи бабушки с волком, этот масон, голосом, поразившим публику своей силой и выражением безнадёжности, вдруг спросили волка:
- Ну и как погиб Мичурин?
Постановка, до этого строго следовавшая сюжетной канве сказке о Золушке, после вопроса жонглера Раппопорта получила совершенно иное звучание. Для маститого шпрехшталмейстера, каковым являюсь я, это было полнейшей неожиданностью. Тем более, что в феерии я играл волка. Моя растерянность не осталась незамеченной искушённым зрителем, и волк был осыпан насмешками. Впрочем, ради справедливости необходимо отметить, что если бы волк знал, что у бабушки есть такой темпераментный дедушка, он бы и близко не подошёл в тот день к зданию псковского цирка. Пока я играл на арене цирка волка, псковский олигарх домогался мою Настеньку. Меня от смертоубийства тогда еле остановили. А объявить зрителям о том, что волк ужасно расстроен безвременной кончиной Мичурина и потому на арену больше не выйдет, объявлял сам директор псковского цирка. С тех пор свою Настеньку из дома одну я уже не выпускал.
- Да, - согласился Пятоев, - в этом эпизоде директор псковского цирка показал себя настоящим боевым товарищем. За годы службы в вооруженных силах мне так же неоднократно доводилось сталкиваться с примерами братства по оружию и солдатской взаимовыручки. Могу привести пример.
Когда-то, когда я служил в Вооружённых Силах независимого Узбекистана, нас вывезли на полигон на стрельбы. Полигон представлял собой тянувшийся до горизонта участок пустыни, в центре которого рос саксаул. Пользуясь тем обстоятельством, что на меня было возложено командование подразделением, я первый зашёл за саксаул с благородной целью, среди прочего, опорожнить свой мочевой пузырь. Но едва я расстегнул портупею и спустил брюки, как, потревоженная журчанием, гюрза ужалила меня в орган, призванный, в том числе, осуществлять акт мочеиспускания. Я закричал так, что лопнула висевшая у меня на боку командирская сумка с планом учений. В это мгновение мне почему-то вспомнилось творчество великого русского поэта Ивана Семёновича Баркова (1732-1768 гг.), оказавшего колоссальное влияние как на становление современного русского языка вообще, так и на поэзию А. С. Пушкина в частности. Будучи курсантом, я перёнес гонорею, при которой мочеиспускание было болезненным, особенно по утрам. Но укус гюрзы в то же место, по степени остроты ощущений, не может идти с гонореей ни в какое сравнение.
Существует единственный метод лечения змеиного укуса. Это немедленно высосать яд из раны. Мои сослуживцы сделали для меня всё возможное, пока не прибыла квалифицированная медицинская помощь в лице нашего полкового врача Вероники Васильевны Бишкекталмудовой, которая и вернула меня к жизни окончательно.
- Вы, уважаемый майор, даже издалека похожи на человека, на которого большое впечатление произвели творчество Ивана Баркова, - отметил Рабинович, - скажите честно, 'Иван Мудищев' было первым прочитанным вами до конца поэтическим произведением?
- Моё детство выпало на шестидесятые годы, когда стране с трудом хватало денег на освоение космоса и борьбу за справедливые права палестинского народа, - доложился майор Пятоев, - но наше поколение тянулось к книге.
- Шаловливыми ручонками, - со знанием дела напомнил Рабинович.
- В конце концов, авторство Баркова применительно к 'Луке Мудищеву' не общепринято, - возразил, как мог, Пятоев.
- Майор Пятоев, - строго произнёс Рабинович, - Не общепринято авторство Шолохова применительно к 'Тихому Дону', чтоб поднятая целина была ему пухом. На протяжении последних двухсот пятидесяти лет самой актуальной задачей популярного языкознания является укрытие от широкой публики факта влияния И. С. Баркова на вышеупомянутое языкознание. Вина Баркова состояла в том, что, будучи человеком низшего сословия, он создал современный русский язык и стоял в основе современной русской поэзии. Но формальным поводом к его забвению послужила его же лирика. Будучи по природе человеком гениальным, Барков писал стихи безупречного вкуса, глубокого такта и яркого натурализма. Именно натурализм и был поставлен ему в вину. Ивана Баркова как бы не было. Но 'Лука Мудищев' был известен всенародно, и с этим что-то нужно было делать. Решение, как всегда в таких случаях, было найдено самое издевательское. Чуждый марксистко-ленинской идеологии 'Лука Мудищев' был омоложен на сто пятьдесят лет и был признан рождённым в конце девятнадцатого века. Мол, больно современным языком написан. Всё согласно установкам большого мастера языкознания И. С. Сталина и строго в соответствии с теорией Ивана Петровича Павлова об условных и безусловных рефлексах. Суровая же действительность такова.
Иван Семенович Барков был современником Ломоносова. Я позволю себе процитировать отрывок из его стихотворения 'Письмо к сестре', написанное за 50 (пятьдесят) лет до рождения А. С. Пушкина, который находился под влиянием творчества И. С. Баркова и явно ему подрожал.

Я пишу тебе сестрица,
Только быль - не небылицу.
Расскажу тебе точь в точь
Шаг за шагом брачну ночь.
Ты представь себе, сестрица,
Вся дрожа, как голубица,
Я стояла перед ним
Перед коршуном лихим.
Словно птичка трепетала
Сердце робкое во мне.
То рвалось, то замирало:
Ах, как страшно было мне.
Ночь давно уже настала.
В спальне тьма и тишина,
И лампада лишь мерцала
Перед образом одна.
Виктор вдруг переменился,
Стал как будто сам не свой.
Запер двери, возвратился,
Сбросил фрак с себя долой.
Побледнел, дрожит всем телом,
С меня кофточку сорвал:

Ну, что было дальше, Вы, конечно, знаете. В тот год, когда было написано это стихотворение, поэт был принят на учёбу в академию. Вот как это звучало: ':о приеме Ивана Баркова 16-ти лет, за острое понятие и порядочное знание латинского языка, с надеждою, что он в науках от других отметить себя сможет'. Так до Баркова звучал русский язык. Напомню, на дворе стоял сырой и дождливый 1748 год. А теперь, пусть любой непредвзятый человек, желательно, находящийся в здравом уме и трезвой памяти, скажет, чем слог Баркова отличается от современного. И не является ли, например, автор 'Сказки о царе Султане' продолжателем стихотворной традиции автора 'Письма к сестре'.
От слога, которым писал свои верноподданнические оды современник Баркова, Ломоносов, не было никакого эволюционного развития русского языка. Параллельно с ним был создан русский язык поповского сына Баркова Ивана Семёновича, который, как и положено гениальному русскому поэту, жил грешно и умер смешно в возрасте тридцати шести лет. А так как его творчество лежит в основе русской культуры, то и современный русский язык является таковым, каковым создал его Барков Иван Семёнович, 1732 года рождения, русский, из семьи священнослужителя, неоднократно привлекавшийся к административной и уголовной ответственности за нарушение общественного порядка.
В средней школе о нём не упоминают, что эту школу и характеризует соответствующим образом. Хотя в списках, среди учащихся самих различных учебных заведений, его произведения ходят уже двести пятьдесят лет. И ходить будут ещё двести пятьдесят.
- Далее, - продолжил тему Рабинович, - Не могу молчать когда речь идёт о насущных вопросах родного языкознания. Самые невинные еврейские слова, попав из иврита в русский, обычно приобретают зловещее, даже холодящее кровь значение. Рассмотрим, например, такое ничем не примечательное слово как 'могила'. Слово 'מגילה' (могила) в переводе на русский язык означает всего на всего 'противная'. Невинное слово 'обязательство', на иврите 'קבלה' (кабала), попав в русский язык, приобретает совершенно жуткий смысл.
Ведьма - это девушка в возрасте. До принятия христианства ведьмами славяне называли языческих богинь, от которых многое зависело. 'С ведома', это с их, ведьм, разрешения. И вдруг эти чистые женщины собираются на совершенно еврейский 'שבש' (шабаш).
Кстати, о язычниках. Язычник на иврите 'פגני' (погани). Когда Нестор Летописец писал 'Поганая богиня', он хотел выразить не своё отношение к девушке, а всего лишь констатировал, что она языческая богиня.
Но вернёмся к нашим ведьмам и слову 'שבש' (шабаш). Перевести это слово с иврита на русский язык я затрудняюсь. К счастью, вместо меня это сделал Лев Николаевич Толстой.
Как-то, работая в ночную смену, чтобы не заснуть, я начал переводить Л. Н. Толстого на иврит. Вскоре выяснилось, что Толстой в переводе на иврит труден. Первая же фраза, а это была фраза 'Война и мир', поставила меня в тупик. В иврите слово 'мир', в смысле отсутствия войны, называется 'שלום' (шалом), а 'мир', в смысле совокупности стран и народов, называется 'תבל' (тевель). Что же хотел сказать Лев Николаевич, 'шалом' или 'тевель', я так и не понял. Кстати говоря, лозунг 'Миру мир' я понял, только выучив иврит. 'Тевелю шалом' - всё ясно и понятно.
Ну, так вот! Отложив борьбу со словом 'мир' до лучших времён, я направил все свои усилия на перевод фразы 'Всё смешалось в доме Облонских'. Вопреки моим ожиданиям, перевод этого предложения дался мне легко и просто. Рука невольно вывела:
'הכול השתבש אצל משפחת אובלונסקי'
Слово 'השתבש' (иштобеш, что значит 'смешалось'), это глагол в прошедшем времени образованный от существительного 'שבש' (шабаш). Именно в этом предложении слово 'смешалось' строго соответствует ивритскому глаголу, образованному от слова 'шабаш'. Граф Толстой, как будто переводя с иврита, сообщал, что шабаш случился в доме Облонских. Только участвовали в нём не ведьмы, а присутствующие в доме Облонских товарищи. Чем кончилось там дело, я не хочу рассказывать, чтобы не отбить желание читать книги этого замечательного писателя.
Вспомнив отлучённого от церкви Льва Николаевича, естественно, хотелось бы продолжить богословскую тематику. В иврите буква 'ב' иногда читается как 'б', а иногда как 'в'. Тому, кто желает ознакомиться с этим вопросом более подробно, я бы порекомендовал обратиться к учебнику иврита за первый класс израильской средней школы. Кирилл и Мефодий, во избежание разночтений, постановили, что в церковнославянском языке буква 'ב' всегда будет произноситься и писаться только как 'в'. В результате Бабилон превратился в Вавилон, а Бейт-Лехем в Вифлеем. Не только Кирилл и Мефодий грешили излишними строгостями при переводе Библии. Но переводчики Библии - это просветители, приобщающие свой народ к цивилизации. С их мнением необходимо считаться.
Переводчики этого литературного и культурного памятника на английский язык также ввели канонические правила. В частности, в иврите существуют буквы 'ת' (таф) и 'ט' (тет) которые по звучанию близки к русской букве 'т'. Переводчиками Библии на английский язык был дан приказ вместо 'ת' всегда писать 'th', а вместо 'ת' всегда писать 't'. За что им большое спасибо от многих поколений английских школьников. А вот их подход к букве 'ב' в корне отличался от решения, принятого Кириллом и Мефодием. Букву 'ב' они решили переводить как 'б' (по-английски 'b'). В результате город Бабилон и в английском Бабилон, а город-герой Бейт-Лехем, где на рубеже нашей эры родился Иисус Христос, превратился в Бедлам. В восемнадцатом веке всё той же нашей эры главной и единственной психиатрической больнице города Лондона было присвоено высокое звание 'Бейт-Лехем', по-английски 'Bedlam' (Бедлам). Как известно, Англия - страна давних демократических традиций. Поэтому нет ничего удивительного в том, что пациенты этого лечебного заведения уже в те времена позволяли себе разговорчики в строю и прочие вольности. В результате всего выше перечисленного полный развал дисциплины в русском языке называют 'бедлам'.
Но всё это меркнет по сравнению со словом 'идиот', которое вошло в языке всех народов, которым посчастливилось соприкасаться с евреями. В иврите существует в высшей степени почтенное слово 'ידעה' (идея). Словом 'идея' иврит обогатил массу языков и наречий, и своё начало это слово берёт от 'ידע' ('еда', с ударением на первом слоге), что в переводе означает 'знание'. Но всеобщий закон языкознания имени меня, гласящий, что любое слово, попадающее из иврита в русский язык, приобретает зловещий оттенок, не обошло стороной и это, казалось бы, достойное слово. Слово 'идея' в иврите находится в женском роде и в единственном числе. Во множественном числе, согласно всем правилам ивритской грамматики, оно превращается в 'ידעות' (идиот). В таком виде оно входит в язык европейских евреев идиш в значении 'человек - кладезь дерзновенных (вздорных, нелепых) идей'. Проще говоря - придурок.
Теперь сравним значение двух русских слов: 'дурак' и 'идиот'. На первый взгляд кажется, что это синонимы, но в действительности это далеко не так. Дурак просто не умён, но при этом прост и глубоко народен. Иванушка-дурачок имеет место быть, и любим народом. Но попробуйте сказать 'Иванушка-идиот': Воспримут как оскорбление национального достоинства. В данном контексте еврейские корни слово 'идиот' видны особенно ярко. Идиот, в отличие от дурака, несёт на себе печать интеллигентности. Невозможно представить себе, чтобы комбайнёр комбайнёра назвал идиотом. Конечно же, здесь мы услышим 'дурак'. Другое дело - творческая интеллигенция. В этом контексте обозначить человека как идиота было бы чрезвычайно уместно. Идиот ни сколько глуп сколько чужд. Иванушкой он быть не может ни в коей степени.
- Уговорил, Рабинович, - сдался Шпрехшталмейстер, - Сагитировал и убедил. Теперь тебя, как несомненного носителя дерзновенных идей, я всегда буду называть идиотом.







 
Со времён людоедства нравы очень огрубели...
	Подставь правую ягодицу,когда тебя бьют по левой...
	Психически больная совесть...
	И многое другое в новой книге Михаила Маковецкого 'Белая женщина'.
	http://www.psich.com