Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Мамзерут или что такое 'интересы ребенка'
 
В 'революционное' время нам выпало жить. Новое решение суда привело к перелому в устоявшейся за почти 20 лет практике.
8 января 2004 года судья Галь Гутзаген (Семейный суд Рамат-Гана) дал принципиально новое решение относительно использования генетической проверки при установлении отцовства между евреями.
Ранее судебная практика делилась на две:
Если один из родителей в споре при установлении отцовства был не еврей, то добиться приказа на проведение генной проверки, как основного доказательства в деле, было очень легко. Можно сказать, что суды давали такой приказ почти автоматически. Ведь и степень вероятности такой проверки достигает до 99.9 %.
Если же оба предполагаемых родителя были евреи, то получить такой приказ не представлялось никакой возможности. Главный аргумент при этом был, что есть опасность мамзерута и нанесения этим самым вреда интересам ребенка.
Никто толком не знал, что стоит за этим понятием - 'интересы ребенка', однако все всегда прикрывались этим. Даже прокуратура, согласно закону, надзиравшая за соблюдением прав ребенка, привыкла укрываться этим понятием, которое, таким образом, в последнее несколько лет превратилось в аморфную 'святую корову', которую все боялись трогать.
И судей такое положение, укоренившееся в практике, тоже устраивало. Ведь на 'нет' и суда нет.
Судья Гутзаген посчитал, что пришло время сделать ревизию в устоявшихся понятиях и, взяв на себя функцию истинного суда, дал очень глубокий (почти на 230 листах) анализ всей темы, вынеся решение, что в данном конкретном случае можно провести генную проверку, несмотря на то, что все стороны в деле были евреями.
Судья Гутзаген пишет, что интересы ребенка - это очень объемное понятие. Оно не является чем-то статическим, заранее очерченным, и границы этого понятия изменяются в каждом конкретном случае. Никогда нельзя говорить о полной и всесторонней защите всех интересов ребенка, а только о предотвращении худшего для него. (Как написал судья - 'меньшее из двух зол').
Судья Гутзаген сделал очень глубокий анализ темы, включающий разъяснение, кто и что такое 'мамзер' (зачатой замужней женщиной не от мужа) , чем он отличается от 'штуки' и от 'асуфи', что такое доказательства в семейных судах, и что такое вообще понятие 'товат а елед' - интересы ребенка.
Судья решил, что в данном конкретном деле именно в интересах ребенка - знать личность своего натурального отца. И общество, в котором живет ребенок, тоже должно знать личность отца. И, в конце концов, это тоже интересы ребенка.
Это проходило красной чертой в его решении. Судья Гутзаген, выпускник английской школы права и в прошлом блестящий адвокат, приводит мировые научные изыскания, что формирование личности ребенка происходит, между прочим, на основании знания своих биологических корней, знания истинного биологического отца. Примеры, которые приводит судья, заставляют по-другому посмотреть на существующую проблему. Так, ребенок, который рос без знания личности отца (даже не важно, встречались они или нет), склонен к суициду чаще своих сверстников, менее удачлив в спорте, сильно уступает своим одногодкам в изучении точных наук, более жесток и чаще остается 'бобылем' и не строит свою семью.
Надо помнить, что данное решение - это решение суда первой инстанции. Оно не является окончательным и не является обязывающим для остальных (как решения Верховного суда) и даже рекомендательным (как решение окружных судов).
Однако ясно другое. Правильно, что в каждом конкретном случае суд может принять свое решение, но та 'святая корова' - так называемое понятие 'товат а-катин' сегодня уже будет рассматриваться по иному.
От себя скажу, что такого глубочайшего анализа всей темы я не встречал за последнее десятилетие даже с судебных решениях Верховного суда.

 
Со времён людоедства нравы очень огрубели...
	Подставь правую ягодицу,когда тебя бьют по левой...
	Психически больная совесть...
	И многое другое в новой книге Михаила Маковецкого 'Белая женщина'.
	http://www.psich.com