Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Не вставая с велосипеда
 
Анатолий Биленко
21.20 По оценке, я в 12-14 км от Эйн-Геди. Съехал с дороги всего метров 20, но почти уверен, что здесь можно скрыться и меня никто не видел. Чуть задевает боковой свет фар, но вряд ли меня можно заметить. Расстелил коврик в пустынной каменистой пыли. С одной стороны - горы, метрах в 500 от меня, недалеко видны огни фонарей кибуца. Там из автомата дозвонился в Нетанию. С другой стороны - Мертвое море и в лунном свете бесформенные горы в Иордании.
Надел спортивные брюки вместо шортов. Хоть и довольно жарко.
По пути проезжал какие-то кибуцы и жилье, но останавливаться там не входит в мои планы. Слишком сложная процедура при незнании языка и нравов, да и мне только забот больше.
Ветер есть, но не приносит прохлады. Свет рассеян, самой луны не видно. Спальник никакой не нужен. Хотелось бы горячего чая или холодного вина или пива. Сала не хочется.
26 апреля, суббота.
5.30. Проснулся, если можно так выразиться. Искусали комары. Почти не спал. В остальном ночевка неплохая. Минут 20 - собрался - и на дороге.
Действительно оказался в 12 км от Эйн-Геди. Здесь надеялся перекусить, но не тут-то было. Заведения еще не открыты, а когда, наконец, дождался, то выяснилось, что пожрать там нечего. Купил багет в полиэтилене, но до того поганый хлеб, что я едва додавился им. Напитков тоже нет. Есть минеральная вода. Взял 1.5 л за 7 шекелей, надеялся, что хоть газированная, однако, обыкновенная - как водопроводная. Ветер очень сильный и шквальный, купаться не располагает. В произвольном месте искупаться нельзя. По ряду причин. Либо минное поле, либо просто закрытая зона, либо нет пресной воды, чтобы смыть воду Мертвого моря. Без этого невозможно.
Хочется полазить по самому ущелье Эйн-Геди или какому-нибудь из окрестных, они невероятно красивы (был два года назад), но жалко тратить не самое жаркое время. Надо ехать.
7.30. На небе ни облачка. Солнце жарит вовсю. Свет слепящий. А тут еще и сломалась дужка темных очков. Просто сама по себе. В Донецке починить ее, сварив в быттехнике, стоило бы 1$, здесь - придется выкинуть очки и покупать новые, вряд ли дешевле, чем за 100$.
Все же ближе к южной оконечности Мертвого моря решаю искупаться. На одном из последних гостиничных пляжей. Наверно, зря. Потерял очень много времени. Жара... Выпил 0.5 л ледяного пива, банку Спрайта, причем - не очень-то хотелось. Так, от нечего делать. Страшно хочется спать. Еще и настроение хреновое. Пожалуй, очень плохо. Чуть-чуть небо затянуто. На пляжах очень много русских. Стоят брезентовые палатки, выпуска 60-х годов. Много русских туристов, никак не израильтян. Причем у них - и "Визы", и каспоматные карточки, все как у людей.
Ехать надо. Скоро принимать решение. На Беэр-Шеву или Эйлат. Конечно, на Беэр-Шэву. Тоже не слабо.
11.35 Отчалил после купания. Дорога удивительно жуткая и красивая. Сдом, окраина стройплощадки сотворения мира. Здесь месили цемент. Дальше - будут свалки щебня, камней...
Доплелся до перекрестка Эйн-Тамар. Перед глазами все плывет. Голова кругом идет. Дело и в очках, и в жаре. Не тяну. Скамеечка с навесом. Расстилаю коврик и почти мгновенно "отрубаюсь". День тяжелый.
14.00. Надо выезжать. После отдыха стало чуть легче. На развилке дорог внезапно для самого себя принимаю решение: Эйлат. Что я теряю? А другой возможности может не быть. Была не была.
17.00. Доехал до солидной заправки с хорошей забегаловкой. Народу много, но дело продвигается споро. Внутри - мощный кондиционер. Отъелся, наконец, вволю. Курица с чипсами, салат разнообразный, Coca-Cola, с собой - два пол-литровых йогурта. Пытался звонить в Нетанию, но никто не подходит. Обожрался. Это был примерно 150-й км от Эйлата. С 17 часов жара начала спадать. Но до этого я был почти на пределе. Иногда кусточки на горизонте кажутся чем-то вроде Первомайского вдалеке. Но с Карловкой уже никаких ассоциаций. Пустыня Арава.
Кручу с трудом. Замечаю, что часто смотрю на километровые столбики. Плохой признак. Настроение дрянь; все время вертятся в голове свои паршивые дела. Впереди горы. А кампанелла перепилена. Она держится непонятно на чем. Скорости переключать я не могу. Еду только на одной. Если сломается - никакой возможности исправить нет. Даже как выбираться - не знаю. Наверное, голосовать как-то. Но с велосипедом? И так стоять на солнцепеке? Стоять - намного хуже, чем ехать.
К вечеру ехать было уже приятно, прохладно. И меня все время балует ветер. Не встречный.
Около какого-то кибуца (Эйн-Захар?) пытался звонить домой. Опять безрезультатно. Подошел какой-то таиландец. Я уступил ему "очередь". Негодяй говорил полчаса, упорно не понимая мои намеки на то, чтобы дать мне пару минут было бы естественно. Обратил внимание на то, что в начале и в конце его разговора автомат показывал 28 оставшихся телефонных единиц. Выходит, таиландцы научились звонить бесплатно. Он так и не кончил говорить. Все-таки дал мне набрать пару раз и продолжил. Это где-то в 130 км от Эйлата.
Примерно через полчаса от этого места, уже затемно, свернул с дороги и привычно расположился. С удовольствием открыл йогурт и... залил им все шмотки. Это в темноте-то и без особых запасов воды. Досадно.
Итоги дня. Потрясающий объезд геологического разлома на выезде из Мертвого моря. Ничего не снимал. Невозможно было. Потом - пустыня Арава, заметно более ровная, хотя горы видны. Резкая перемена местности. Звезды ясные. Вжарит, наверное, завтра солнце. Чувствую себя нормально. Если велосипед дотянет, то, наверное, дотяну и я. Кажется мне, что поездка в Эйлат даже в самую жару лета реальна, если ее хорошо продумать, в полнолуние. Но, конечно, в этом случае надо не одному и со специальным ночным снаряжением.
27 апреля, воскресенье.
5.15. Подъем, в 5.30 думаю выехать. Курю последнюю сигарету. Ночь довольно прохладная. Ветер. Моей полиэтиленки не хватает, чтобы в нее завернуться. Но спать было неплохо. В йогурт вымазано больше вещей, чем я ожидал. Окончательные итоги можно будет подвести, когда станет совсем светло. А пока едва-едва светает.
7.00. Остановился у заправки с большим едальным заведением. И красивым. Необычным. Какое-то ранчо с павлинами и много всяких безделиц. И есть не хочется. Но трудно не выпить баночку Pepsi. В комфортабельном туалете постирал вещи. Купил сигарет.
8.30. Солнце жарит. Пока жить можно. Но свои 40 градусов оно еще отработает. Первая серьезная неудача. Спустило заднее колесо. Все ясно, дырка. Не вентиль. Прийдется менять. Вокруг, до самого горизонта - почти равнина, изрезанная холмами. И я посередине. Я даже не очень уверен, смогу ли разобрать колесо имеющимися инструментами и нужного ли диаметра запасная камера. Разобрал. Диаметр оказался несколько большим, но поставить камеру удалось. Поставил, сел и обнаружил, что неправильно надел цепь. Непростительная ошибка. Опять разбирать. Переключатель скоростей физически невосстановим. Теперь любая поломка останавливает меня полностью. Немного поташнивает. Непонятно, чего больше хочется: апельсин съесть или вина выпить. Но надо ехать. И ни того ни другого нет. В 9.15 выехал. Обнаруживаю, что и спидометр сломался, не показывает километры. Но это хоть не критичная поломка.
11.35. Нахожусь в центре Yotvata. Магазин, кафе, мощная торговля. Солидно пообедал. Картошка, сосиски, салат... Отдохнул. Отсюда до парка Тимны примерно 22 км и еще 24 км до Эйлата. Состояние хорошее, но не понятно, стоило ли тратить час на эту обжираловку при условии, что много времени потратил на ремонт. Солнце все злее. Позвонил в Нетанию. Как ни странно, сразу дозвонился.
13.00. Проезжаю указатель на Тимну. Там я не был, но много слышал об этом заповеднике. Два км вправо с дороги в гору и за 18 шк попадаю в парк. Пешком там делать нечего, во всяком случае, летом, а на машине есть что посмотреть. Копи Соломона, "храм", фантастические скальные образования. Поснимал немного на видео. Доехал до какого-то лэйка, очень красивого, но купаться там нельзя. Побаловался ледяной Coca-Col"oй. Кажется, дело сделано. Остается совсем немного. И в целом все было намного легче, чем я предполагал. Тяжелее поездки, чем в Одессу за пять дней августа, я не припомню. Эта - труднее Крыма (там чистый отдых), но легче M23 Ростов-Одесса, когда колеса проваливаются в чавкающий асфальт и надо было сделать хотя бы 170 км в день. Здесь асфальт держит.
18.00. Я в Эйлате. Звоню домой. Оказывается, когда я ночевал вблизи Эйн-Геди, там арабы зарезали двух девушек. Они просто пошли погулять в какое-то из окрестных ущелий-вади. К вечеру должны были вернуться на концерт. Может быть, это сделали такие же добродушные арабы из Иерихона, которые так весело приветствовали меня на пути к Мертвому морю? Конечно, такое происходит везде, в Израиле, возможно, меньше, чем в других странах, но здесь внимание особое... Да, безопаснее всего там, где нет людей. Железное правило.
Заезжаю на тахану мерказит, чтобы купить билеты на завтра и иметь свободный день. Но кассы закрыты и рейсов сегодня больше нет - последний день Песаха. На дорогах много тремпистов. Кассы откроются завтра в 11. Может быть, надо занимать очередь в 5 утра, как в Ждановской Ялте? Да нет, вряд ли.
Сижу на пляже; искупался в Красном море. Вода абсолютно прозрачная и прохладная. Температура почти постоянная в течение года, почти к как в январе. Из-за этой прозрачности и постоянства температур здесь самые коралловые места. (См. отчет о поездке в Эйлат на Новый Год). Тогда вода казалась даже теплее. Примерно, как в Крыму. Сильно сгорел.
В аэропорту, прямо в черте города, постоянно взлетают и садятся самолеты. Красиво. Какой-то эпицентр праздника, отдыха, лени, безделия. Здесь не считают денег, живут в пятизвездочных отелях, но никто не мешает спать на коврике и таких много. Дорогущие наряды соседствуют с лохмотьями студентов. Самый модный запах духов - запах ..., так я бы сказал. Модны накладные татуировки, молодежь щеголяет в них. Впрочем, когда татуировка "Коля", ясно, что она настоящая. Подобных много. Вот мужик полчаса крутит перемотку "Зенита". Тоже все ясно. Черные и белые солдаты побросали свои вещмешки, несуразные ботинки и прочую амуницию. Загорают. Автоматы валяются в песке. Потрясающие женщины. И я, козел вонючий. Какого хрена я тут делаю, в самой южной точке Израиля, на берегу Красного моря, один?
На ночевку останавливаюсь в километре от Табы. Коврик на каменистом пляже. Напротив - огни иорданской, Акабы, сливаются с сигаретой и огнями Эйлата. Прохладный ветер, камни быстро остывают. Дикие ночевки, как было, например, в Морском. Пекут плечи и руки. Мне кажется, что сегодня я мог бы пройти спокойно еще километров 50.
Русская речь из палатки слева.
Впервые ночью замерз.
Спешить некуда.
28 апреля, понедельник. Завтра на работу.
6.00. Подъем. Все еще спит. Медленно проехался к Табе, Египетской границе. Какой-то развод у сонных израильских пограничников. Зашел в ближайший кемпинг. Душевые с горячей водой. Отчего бы не воспользоваться?
Поехал в город. Стали открываться забегаловки. В одной из них, напротив автобусной, останавливаюсь, подзаряжаю аккумуляторы видеокамеры и ем солидный завтрак.
В 11 часов спокойно беру билеты в Тель-Авив на 15 часов. Еще есть слишком много времени до того; его надо как-то убивать. Иду на пляж. Догорать.
Из автобуса дорога кажется намного страшнее, чем на самом деле. Все время удивляюсь, неужели я все это проехал?
Всего каких-то 420 км не самой прямой дороги из Тель-Авива в Эйлат...
 
Со времён людоедства нравы очень огрубели...
	Подставь правую ягодицу,когда тебя бьют по левой...
	Психически больная совесть...
	И многое другое в новой книге Михаила Маковецкого 'Белая женщина'.
	http://www.psich.com