Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Непобедимая и легендарная
 
Товий Баевский
Израильтяне гордятся своей армией. Называется она - Цахал - сокращение от слов: "Армия обороны Израиля". Учитывая наших "миролюбивых" соседей, а так же размеры страны - 432 км. с севера на юг, и порядка 90 км. с запада на восток - оборона тут вещь актуальная. Понятно что в таких условиях сильная армия - это не роскошь, а средствовыживания в этом гадюшнике - на Ближнем Востоке. По данным зарубежных источников, в мирное время армия составляет около 177 тыс. солдат, в случае войны ее численность доходит до 600 тыс. за счет резервистов. Понятно, что если общая численность еврейского населения в Израиле приближается к 5 миллионам - со стариками и детьми - то большинство взрослого населения находится на резервной службе. То есть, почти для всех взрослых мужчин и для большинства женщин армия - это часть жизни, причем часть, которую, как правило, вспоминают с гордостью и удовольствием.
Призываются парни и девушки в возрасте 18 лет, евреи, бедуины и друзы. Бедуины и друзы - это мусульмане, которые хорошо относятся к евреям и являются лояльными гражданами Израиля. В армии служат в основном следопытами. О генералах я не слышал, а майоры и полковники среди них бывают. Существует и альтернативная служба, в основном ее проходят религиозные девушки. Они работают в больницах, школах, в социальных службах. Они тоже считаются солдатками, иногда ходят в форме, но занимаются в основном работой секретарской, типа регистратора в поликлинике или помощника учителя в школе. Парни пока не могут выбрать такую службу, хотя и об этом разговоры ведутся. Все призванные проходят курс молодого бойца, он разной продолжительности в зависимости от рода войск и прочих. Может быть от 2 - 3 недель до 6 месяцев, в некоторых случаях больше. Это, пожалуй, единственное время, когда солдаты занимаются шагистикой, козыряют всем встречным офицерам и на любое слово сержанта кричат по уставу: "Да, командир". После курса молодого бойца все это немедленно пропадает, честь здесь отдают друг другу только на парадах, а отношения между бойцами и командирами вполне панибратские. Потом начинается срочная служба, у парней она чуть меньше 3 лет, у девушек меньше 2 - х. Девчонки служат во всех частях, кроме боевых. Их обычные функции в армии - секретарши, делопроизводители, военфельдшера, разведка, но не только. Некоторые служат на учебных базах инструкторами по вождению танков, по артиллеристским установкам, связи и всему чему угодно. Они сами не служат танкистами, но будущих танкистов обучают. Есть у них возможность стать командиром учебного взвода или роты для курсов молодого бойца. Часто в командирши идут 18 - летние пигалицы для самоутверждения. Забавно наблюдать такую соплюху, прохаживающуюся перед шеренгой здоровых мужиков и орущую на них, а они смотрят на нее, как тигры на укротительницу, боясь шевельнуться - сразу влепит наряд вне очереди. Несколько девушек пытались попасть на курсы военных летчиков - самый престижный род войск. Через высший суд справедливости (главный судебный орган страны) добились зачисления, но ни одна не кончила - слишком высоки нагрузки и требования. Вообще женские войска стоят обособленно в армии, у них свое командование, есть даже две женщины - генералы. Наказать солдатку имеет право только офицер - женщина из женских войск, девушкам полагаются дополнительные отпуска и прочие льготы, облегчающие им службу. Студенты университетов, как правило, успевают отслужить до поступления на учебу, идут учиться в возрасте 21 - 23 года уже зрелыми сложившимися людьми. Хотя можно заключить договор с армией, по которому тебе дают отсрочку на время учебы, а после окончания идешь служить по полученной в университете специальности, но уже не на 3 а на 6 лет. (Девушки служат в этом случае, по-моему, 5 лет). При этом первые 4 года получают обычное солдатское жалование, а последние 2 - нормальную зарплату офицера - специалиста. В основном молодежь идет в армию с высокой мотивацией. В этом обществе позорно не служить, когда все твои братья, отец, друзья, одноклассники служили или служат. Принято гордиться этой страницей биографии, и человек не служивший вызывает недоумение - или он сильно больной, или у него были проблемы с полицией или сильно хитрый и как то отмазался. Во всех случаях не служба в армии - это фактор, затрудняющий прием на хорошую работу и продвижение в жизни. Репатрианты, приезжающие в молодом возрасте, служат как все; те, кто постарше, только ходят на ежегодные сборы, а приехавшие в возрасте старше вроде бы 42 лет - не служат вообще. Для них не служба в армии простительна - какой с них спрос. На практике приехавших после 30 - 35 лет берут крайне редко. Хотя в последние годы и говорят о снижении мотивации призывников к службе в армии, она все еще высока. Если какой ни будь юноша не попадает в желанный для него, например, десант - это для него трагедия. А уж если вообще не берут в армию по здоровью - это настоящее горе для многих подростков. Они обивают пороги военкоматов, требуя и просясь в армию на любую должность, и многих берут на правах добровольцев на нетяжелые работы. Например, я видел в одной части парня, перенесшего церебральный паралич. Он ходил по части, выламываясь всем телом, еле передвигаясь, с трудом разговаривал, но при этом был в военной форме, таскал какие то папки с документам, и чувствовал себя вполне при деле. Зато, придя домой в форме, он может погордиться перед соседями или младшими братьями, что и он - воин. Справедливости ради следует отметить, что есть подростки, не желающие тратить 3 года на армию, подставляться под пули в боевых частях, и всячески от армии увиливающие. Но таких относительно немного, хотя, говорят, их число все время растет. Впрочем, в армии служат не все. Не подлежат призыву арабские граждане Израиля, хотя есть некоторые деревни арабов - христиан, где молодежь традиционно служит добровольцами. Не служат в армии замужние женщины, независимо от возраста. Стараются не брать правонарушителей. Не служат в армии ешиботники - религиозные ортодоксы. Они получают ежегодно отсрочку на год, как бы из - за учебы в ешиве, и так повторяется до достижения ими непризывного возраста. Их не очень любят в обществе, в том числе и за это, считают паразитами, не желающими участвовать в общем деле обороны страны. В случае если парень не хочет служить в армии, он может просто на призывном пункте отказаться от призыва. В таком случае его арестовывают за нарушение закона о призыве, сажают в военную тюрьму, где он и находится около полутора месяцев, после чего до недавнего времени ему устанавливали воинский профиль 21 - не годен к службе в армии, с отметкой - по социальным причинам - и отпускали. Сейчас это стало сложнее, но желающие закосить от армии все еще могут это сделать относительно легче, чем это было в России. Профиль 21 так же получают подростки с проблемами психики, которым опасно доверять оружие, или очень больные. Есть еще категория "не подходящие для службы" - это правонарушители или просто слишком агрессивные, неуживчивые и возбудимые подростки, которых так же освобождают от армии. Вторая часть армии - это резервисты. Все происшедшие срочную службу затем ежегодно призываются на армейские сборы на срок до 46 дней, в зависимости от рода войск. Это может быть два раза по 20 дней, или весь год 1 день в неделю - так бывает у врачей - специалистов. Военные летчики, кем бы они не работали после армии, несколько дней в месяц летают на своих самолетах. Так происходит со всеми резервистами весь срок до возраста 46 лет - срок окончания резервной службы. Отношение резервистов к сборам двоякое: с одной стороны, бросать семью и отправляться кормить комаров где ни будь на границе или в Ливане не очень хочется, с другой стороны это возможность вырваться из надоевшей рутины, отдохнуть от сидячей работы, побыть на свежем воздухе в компании старых друзей (резервисты обычно прикреплены к одной части и ежегодно встречаются в одном составе). Да и в Ливан попадаешь не всегда, чаще куда-нибудь в тихое местечко, где можно отдыхать и жарить шашлыки по вечерам. Поэтому многие охотно идут на сборы, и еще охотнее возвращаются потом домой. Резервная служба - это интересный феномен, как бы смещающий привычные представления о людях и их отношениях. Например, обычный тракторист или столяр вдруг может оказаться полковником на сборах, командиром бригады. Владелец фирмы, миллионер может оказаться простым пехотинцем, находящимся в подчинении у сержанта, работающего на гражданке мелким служащим в его же фирме. Какой ни будь скучный бухгалтер - маленький и лысый - вдруг оказывается в прошлом бойцом спецназа, и начинает на сборах проявлять чудеса ловкости и сноровки. Нет прямой корреляции между преуспеванием человека в армии и на гражданке. Хотя обычно генералы преуспевают и после армейской службы, но достаточно и исключений. Например, в соседнем киббуце работает трактористом бывший генерал. Ну да в кибуцах особая ситуация. Бен Гурион - первый премьер - министр Израиля - после ухода из политики тоже вернулся в свой киббуц, и до конца жизни работал плотником, впрочем, являясь политическим советником правительства. Третья часть армии - кадровые офицеры и сержанты. Они работают по контрактной системе, подписывая контракт на 5 - 10 лет. После 25 летней службы кадровый военный выходит на пенсию - в возрасте около 45 лет. Он получает очень приличную пенсию и еще полон сил для работы. Нет возможности успешно делать военную карьеру без высшего образования, поэтому кадровые офицеры обязаны проучиться в университете и получить академическую степень, по любой специальности. Это может быть хоть физика хоть литературоведение. Поэтому после армии офицер обеспечен не только пенсией, но и гражданской специальностью, по которой и продолжает работать. Многие из таких пенсионеров уходит в бизнес - к этому времени уже есть какой то стартовых капитал, да и старые армейские связи помогают. Вообще здешние офицеры не похожи на офицеров советской армии. Приветствуется интеллект, образованность, спортивность. Офицеры сплошь молодые, подтянутые, генерала или полковника с брюхом встретить можно крайне редко. Вопрос о выпивке в армии, как, впрочем, и вообще в израильском обществе, не стоит - не то чтобы все были трезвенники, но напиться до потери контроля - это нонсенс. Порядки в армии довольно либеральные. Нет никакого чинопочитания, В будни солдаты и офицеры носят одинаковую форму, лишь знаки различия на погонах различаются. Внешне солдата можно опознать по цвету формы - светло - серая у авиации и флота, у всех остальных защитного цвета; и по цвету берета. Танкисты и артиллерия - черные, десант - красные, пограничники и разведка - зеленые. У десанта так же рыжие ботинки - очень почетные. Большинство солдат ходят с оружием, в том числе и в увольнение, и с 3 заряженными магазинами. Как правило, солдаты и офицеры едят одну и ту же еду в одной столовой. Кстати, нет в армии прачечных - все стирают форму дома, благо страна маленькая, дома бывают часто. Военнослужащему полагается увольнение не реже чем, раз в 3 недели на 24 часа, реально зависит от расположения части от дома. Из Ливана выходят в увольнение реже, так как сложно добираться, из центра страны может быть и еженедельно. В некоторых частях солдаты живут дома, а на службу приходят как на работу. В Израиле религия не отделена от государства, это касается и армии. В столовых соблюдается кашрут, так как религиозные солдаты обязаны соблюдать эту заповедь. Нерелигиозных никто не ограничивает, они могут сами купить свинину и ее трескать, но в армии подают только кошерное. В частях есть военный раввин, в чине офицера, обычно капитан или майор, и у него несколько религиозных солдат - помощников. В мирное время все они просто служит в полевой синагоге, в случае военных действий раввин с помощниками и автоматы держать умеют, но основной их обязанностью является опознание и похороны убитых. По еврейской традиции убитый должен быть похоронен целиком, со всеми оторванными частями вплоть до сбора земли, запачканной кровью. Кроме того, обязательно труп должен быть опознан, неизвестных солдат тут не бывает - опознание проводят на генетическом уровне. Этим всем и занимаются религиозные службы в армии. Вообще отношение к погибшим очень серьезное, израильская армия считает делом чести не оставлять раненых и убитых на поле боя, и если к врагу попало тело солдата, его обменивают на десятки и сотни пленных. А уж о наших пленных и говорить нечего - их годами разыскивают и стараются обменять, не останавливаясь ни перед чем. Моя армейская карьера в Израиле началась с курса молодого бойца. Со всей страны собрали ребят, которые уже не годились по возрасту для срочной службы, в основном с высшим образованием, и устроили им 3 - х недельные сборы. Призывной пункт находится в центре страны, там нас быстренько рассортировали по взводам, сделали прививки, сняли отпечатки пальцев и снимки всех зубов - как нам оптимистически объяснили - на случай опознания тела, переодели в форму и рассадили по автобусам. База, где нам предстояло служить, находилась на юге страны недалеко от побережья, в песках. Наш взвод - примерно 30 человек, состоял из "интернациональных евреев " - репатриантов из разных стран. Там были и американцы, и аргентинцы, и француз, и иранец и даже один парень - эфиоп. Но подавляющее большинство все же были русские, причем примерно половина из них - врачи. При взгляде на эту пеструю компанию приходило в голову, что название " курс молодого бойца" тут не совсем уместно - мы были уже не такие молодые, лет по 30 - 40, почти все отцы семейств, и уж совсем не бойцы - с животиками и намечающимися у некоторых лысинами. Но наши командиры воспринимали нас всерьез, видимо собираясь сделать из нас боевой костяк израильской армии. Взвод расселили в палатки, дело было в конце лета, так что погода позволяла. Первое, что удивляло на базе - это количество боевых патронов, валявшихся под ногами, такое впечатление, что ими засеивали территорию, стараясь не пропустить ни единого метра. Поначалу мы, приехавшие из России и знакомые с советской армией, порывались каждый найденный боевой патрон сдать в оружейку, но после нескольких попыток, когда там на нас посмотрели как на психов - это дело бросили и на них внимания обращали не больше, чем все остальные военнослужащие базы. Вообще отношение к боеприпасам тут очень простое. Когда через пару дней нам выдали оружие, мы получили по три пустых магазина. После этого оружейник вытащил на улицу со склада цинк с патронами и развернулся, чтобы идти обратно на склад. На наш робкий вопрос - " А когда будут выдавать патроны?" - он недоуменно посмотрел на нас - " Так я же вам уже выдал. Открывайте цинк и набивайте магазины сами - не маленькие."То есть понятие о том что патроны выдаются по счету - тут не существует, в принципе ничего не стоит кроме магазинов наполнить еще и карманы - никто не проверяет. Более того, когда в конце срока мы сдавали оружие, то магазины освободили от патронов в коробку и сами магазины скинули в одну кучу так же без счета. В отличие от боеприпасов, само оружие контролируется очень строго. На второй же день нам выдали автоматические винтовки М - 16. Никаких глупостей типа спиленных бойков или залитых стволов тут нет - оружие вполне боевое. Перед этим нам морочили голову о правилах безопасности при ношении оружия, строгих запретах и ужасных карах при их нарушениях. Инструктаж был неформальный, командиры воспринимали все это очень всерьез, в отличие от нас, непуганых идиотов. С момента выдачи оружия до момента сдачи его в оружейку не разрешается расставаться с ним ни на секунду - в буквальном смысле. Спишь - клади под голову, идешь в туалет - вешай на гвоздик, а если заболел и тебя увозят в больницу - то тебе положат ружье на носилки.
Говорят, что в случае утери оружия суд влепит 10 лет тюрьмы без долгих размышлений. Причина - потерянное оружие может попасть к арабским террористам и из него будут убивать наших. Нас так выдрессировали, что если вышел из палатки на 15 метров без ружья, то уже чувствуешь, что чего - то не хватает, и бежишь обратно, пока никто из командиров не увидел - а то живо получишь наряд вне очереди. Кстати, мне очень понравилась винтовка М - 16 - легкая, удобная для переноски, с точным боем. Есть в армии еще несколько автоматов, один из них Галиль - нечто вроде Калашникова, но несколько измененный, и знаменитый автомат Узи. Последний мне не понравился - короткий, тяжелый, очень небезопасный. Если его уронить на пол, он может выстрелить, несмотря на все предохранители. Командиром взвода у нас была довольно милая интеллигентная девочка - лейтенант, лет 20. Она понимала, с кем дело имеет, и нас старалась не обижать. А вот командиром отделения дали пигалицу метр с кепкой, лет 18, которая некоторым из нас годилась в дочери. Она, по-видимому, страшно комплексовала по этому поводу, пытаясь компенсировать недостаток авторитета грозными криками и угрозами. После двух - трех ее попыток поднять на нас голос нам это надоело, и мы попросили начальство убрать ее из командирш. После этого нам дали другого - молодого парня - сержанта, полного пофигиста, кстати, родом из Грузии, и с ним мы жили душа в душу до конца сборов. Из - за нашего предпенсионного статуса особенно нас не гоняли, единственной неприятностью был недосып - все три недели мы спали по 6 часов в сутки. Поэтому стоило нашим командирам нас усадить - в тень прямо на песочек, как тут принято, и начать какое ни будь занятие, как тут же раздавалось легкое сопение, плавно переходящее в храп. Это очень нервировало командование, нас тормошили, но помогало ненадолго. Занятия проводили с утра до отбоя, с 5 утра до 11 вечера, с перерывами на еду. Личного времени было около часа в сутки. Кстати, еда была вполне сносная, достаточно обильная и съедобная. Постоянно было мясо, салаты из овощей, давали и фрукты. По сравнению с советской армией - просто ресторан. Постепенно наш взвод стали ставить и в наряды по базе. Тут нас ожидал еще один сюрприз. Оказывается в израильской армии очень смутно представляют, что такое часовой и как он должен себя вести на посту. Часовые курят, едят на посту, рассказывают друг другу анекдоты. Однажды вечером я видел, как парень - сержант - начальник караула на воротах базы, во время своего дежурства подогнал поближе к воротам свою машину и пол-дежурства ее любовно мыл и протирал под громкую восточную музыку из приемника. То есть в уставе вроде бы записано, что нельзя это все делать, но всерьез это не воспринимается. Однажды меня поставили на пост около склада боеприпасов. Когда я попросил инструкций - кого пускать, кого не пускать, мне было сказано: - "К тебе придет оружейник Амир - так ты его пусти. Он возьмет, что ему нужно". На мой вопрос - а есть ли у него удостоверение что он оружейник - мне сказали: - "Удостоверение есть, только он его не носит, но ты его все равно пропусти". Поэтому немудрено, что на многие базы можно заехать, не предъявляя никаких документов - достаточно не выглядеть арабом, быть в военной форме и сказать, что ты приехал на сборы. Удивительно еще что базы при такой системе охраны еще не вынесли полностью. Я надеюсь, что действительно важные объекты охраняются как положено, но на этой учебной базе с охраной был полный бардак. Большим достоинством израильской армии является отсутствие строевой подготовки. То есть она как бы и существует, но никакого значения не имеет. За все время сборов мы раза 3 прошли строем в столовую, да таким строем, что любой советский старшина умер бы от смеха, если бы увидел. Все остальное время мы перемещались нестройной толпой примерно как немцы, отступавшие под Сталинградом. В каждую палатке жили по 6 человек, обычно большинство составляли " русские ", и 1 - 2 иноязычных. Жили мы с ними мирно, отношения складывались обычно хорошо. По вечерам, когда рассказывали анекдоты, естественно по-русски, обычно находился кто то сердобольный, который синхронно переводил им все на иврит, чтобы и они не чувствовали себя оторванными. Ненормативная лексика, как известно, непереводима, поэтому к концу сборов все они свободно матерились по-русски, что в дальнейшей жизни им несомненно пригодится. Среди наших "нерусских" однополчан встречались любопытные типы. Один из них - американец, Марк. Лет 38, маленький, с огромной головой и нескладными движениями, он больше всего походил на больного синдромом Дауна. При этом - умнейший мужик, преподаватель Тель-Авивского университета, автор нескольких книг по истории. Он приехал в Израиль из сионистских побуждений, и считал себя обязанным служить в армии обороны Израиля. Хотя по возрасту Марк уже не подлежал призыву, он явился на призывной пункт и потребовал его призвать. Военные, посмотрев на него, сделать это категорически отказались. Но Марк не отчаялся - несколько лет он добивался призыва, и, наконец, армия сдалась. С ним нянчился весь наш взвод. Утром при выходе на поверку все дружно расправляли ему перекрученные ремни, меняли местами неправильно надетые ботинки и поправляли противогаз. Каждый раз он, где ни будь забывал ружье, и все бегали его искать. Он вечно терял головные уборы, магазины и прочие предметы. При этом - было очень интересно слушать его рассуждения об истории, о политике, и человеком он был добрым и милым. Его антиподом в плане военной подготовки был Шай - эфиоп лет 25 - 27. В 15 - летнем возрасте его призвали в эфиопскую армию. Призыв выглядел так - в деревню вошли войска и забрали всех подростков, которые не успели спрятаться. Он служил там лет 8, участвовал в войнах в Эритрее. Парень хорошо развитый физически, грамотный, хорошо умеет стрелять. Всегда улыбчивый, очень скромный, на сборах он проявлял рвение, всегда вызывался таскать тяжелые грузы на переходах, для того чтобы заработать хорошую рекомендацию и остаться служить в армии. Но ближе всех по ментальности нам были аргентинцы. Они тоже не дураки выпить, зажарить шашлычок и рассказать хороший анекдот. Различие в ментальностях четко проявилось под конец сборов. Один из наших ребят слегка провинился - не то опоздал на построение, не то еще что - то. За это он должен был предстать перед судом. Суд в части - это только название, фактически это аналог командирской разборки, но более демократичный. Он назначается, когда проступок довольно серьезный, но еще не уголовный, и наказание предполагается более тяжелое, чем просто лишение увольнения или наряд вне очереди. Провинившегося наказывает не просто его командир, а собирается 2 - 3 офицера части, и рассматривают его проступок, после чего выносят решение. По нашему мнению, к парню просто придрались, и "русская" часть взвода возмутилась. Человеку грозило повторное прохождение сборов. В этой ситуации немедленно появились активисты, которые начали "работу в войсках". Было решено написать петицию в суд с требованием отпустить незаслуженно судимого, угрожая в противном случае устроить большой скандал, даже с привлечением прессы (был среди нас один журналист из русской газеты), от чего не поздоровится самим нашим командирам. Когда дело дошло до сбора подписей, тут и проявилось различие между "еврейскими детьми разных народов". Наши, конечно, подписали все. Один затесавшийся между нами израильтянин - сабра (т. е. рожденный в Израиле) так же подписал, хотя сомневался в полезности этого дела. Эфиоп и иранец просто не поняли, в чем дело. Если наказывают - значит надо утереться и принять, всякая власть от бога и протестовать нельзя и не нужно - таков был смысл их позиции, высказанной, впрочем, невнятно и косноязычно. Аргентинцы идею подхватили с восторгом, подписали петицию, бормоча при этом: "Ну мы им всем покажем, будут знать, как с нами связываться". Отравленные демократией американцы идеей были неприятно удивлены, и петицию подписать отказались. "Как можно пытаться повлиять на Суд? ", говорили они. " Суд разберется, что парень не виноват, и все будет ОК ". А выкручивать руки суду - это не метод в демократическом обществе. Неприятно удивил меня француз. С одной стороны он как бы был согласен, что человека наказывают несправедливо, с другой откровенно побаивался возможных санкций против подписантов, в итоге, бекая и мекая, так подписать и не решился. Не знаю, насколько это типично для всех французов, но этот мое представление о французах ухудшил.
Не знаю, что в итоге повлияло, наш ли протест или благодушие суда, но в итоге подсудимый отделался легким испугом - его строго предупредили и отпустили. Время сборов подошло к концу, дошло и до присяги. Тут выяснилась еще одно новое для меня обстоятельство. В тексте присяги есть слова - "я клянусь". Так вот оказалось, что религиозные евреи клясться никому, кроме Бога, не имеют права. Поэтому, чтобы как то выкрутиться, религиозные используют менее сильное выражение, что то вроде "Я заверяю" или "Я заявляю". Так или иначе, все мы присягнули на верность Израилю, сдали оружие и с чувством выполненного долга облегченно разъехались по домам. В итоге до сих пор я поддерживаю отношения с некоторыми ребятами, с которыми познакомился там, до сих пор приятно ностальгически вспомнить о вечернем мужском трепе на разных языках, о тихих беседах во время патрулирования базы. С некоторыми из ребят мы потом вместе проходили офицерский курс, со многими потом встречались в больницах и на медицинских конференциях. Таким образом, армия расширяет круг знакомств, помогает завязывать новые социальные связи, которые, говорят, после эмиграции восстанавливаются до прежнего уровня только лет через 7. Так что - рекомендую. В прошлом письме я обещал Вам потоки крови. На учебной базе медицинской службы, где я проходил офицерские курсы, потоки крови действительно текут. Это кровь ребят, проходящих срочную службу и учащихся на "ховшей" - военных фельдшеров. Для того чтобы уверенно попадать в вену при лечении раненых, эти бедолаги тренируются друг на друге, и получают внутривенный укол 4 - 5 раз в неделю - правда столько же раз и сами кого то колют. Поэтому после нескольких недель обучения их вены выглядят как вены старых наркоманов. Зато в результате они могут попадать в вены в полной темноте, на ходу в кабине трясущегося джипа или в вертолете в воздухе, а значит могут при случае спасти чью ни будь жизнь. Их курс длится 3.5 месяца, за это время они изучают основы медицины, и учатся оказывать помощь раненым, в том числе проводить реанимацию. Термин "военфельдшер" на самом деле не точно соответствует ивритскому термину "ховеш". Xовеш - это нечто среднее между санитаром и фельдшером, но эти ребята так много знают и умеют, что называть их санитарами язык не поворачивается. Жизнь у них в армии нелегкая, они делают все то же что рядовые бойцы - служат танкистами, пехотинцами и т. д. - но их солдатский пояс на несколько килограмм тяжелее из - за дополнительных вещей - перевязочного материала, капельниц, пластиковых мешочков с физраствором для в/в вливания. После утомительных переходов все идут отдыхать, а они остаются накладывать повязки солдатам, сбившим ноги. Их могут поднять среди ночи из - за затемпературящего солдата, или не отпустить в увольнение, если в части есть больные. Никаких особых привилегий такой статус им не дает, кроме уважения товарищей и ощущения своей явной нужности. Понятно, что в глазах солдат их авторитет высок - возможно ховеш окажется их спасителем, если вдруг кого - то из них ранят. Причем это не преувеличение - в истории войн Израиля полно случаев, когда именно ховши своими действиями спасали жизни солдатам. Например, один из них получил звание Герой Израиля (высший знак отличия в армии, равный по значению Герою Советского Союза) за то, что на поле боя под огнем сделал трахеостомию - разрез дыхательного горла раненному солдату, который из за лицевого ранения не мог дышать. В таких случаях счет идет на минуты, раненый явно умер бы до прихода врача, и ховеш выполнил эту операцию сам, хотя по штату ему делать это не положено, да и нечем. Трахею он вскрыл перочинным ножом, а в качестве дыхательной трубки использовал съемный ствол от автомата Узи. В результате раненый выжил, а ховеш получил награду, которой в Израиле не разбрасываются - за военные подвиги ее получили всего 7 - 8 человек. Не смотря на все трудности, курс считается очень престижным, туда строгий отбор и отсев, и нет отбоя от желающих. Хотя некоторые идут на этот курс, чтобы облегчить себе жизнь - он все таки легче чем курс молодого бойца в боевой части, в основном ребят и девчонок тянет туда романтика, желание получить нужные в жизни навыки реанимации, и без громких слов - желание спасать. Я вижу среди них много ребят, которые воспринимают все эти вещи очень серьезно, многие из них до армии были добровольцами на скорой помощи, ездили с бригадами по вызовам, участвовали в реанимациях. Прошедшие такой курс чувствуют себя ховшами и после увольнения из армии - я встречал несколько человек, которые давно работают по своим специальностям, но все же возят в своих машинах все для оказания первой помощи, и профессионально помогают при каждой аварии, которую встречают на дороге. Вообще, отношение к жизни и здоровью солдат в Израильской армии выгодно отличается от советской. Врач имеется почти в каждом батальоне, солдат при необходимости может получить направление к любому узкому специалисту, лечение зубов - очень дорогое - за счет армии, так же как и заказ очков. Врач при необходимости может вызвать к раненому вертолет с реанимационной бригадой, который прибудет в любую точку и окажет ему помощь. Причем военных врачей инструктируют так: 'Вам будет легче объяснить комиссии при разборе случая, почему вы вызвали вертолет без достаточных к этому оснований, чем если вы не вызовете вертолет, когда он был нужен'. Армия согласна гонять вертолет зря, лишь бы не пропустить действительно опасное состояние у раненого. Существует служба психологической помощи, где работают психиатры и социальные работники - психологи, проводящие психотерапию и пр., и солдату несложно к ним попасть. Кстати, любопытно, что такой специалист на иврите называется "кабан" - сокращение от ивритских слов: "офицер душевного здоровья". Поэтому, когда приходит солдатик и просит направление к "кабану" - звучит экзотично. В случае ранения или травмы военный врач обязан оказать первую помощь, включая реанимацию, интубацию и искусственное дыхание, должен установить плевральный дренаж (трубку для откачки воздуха из оболочки легкого) в случае пневмоторакса (разрыва этой оболочки и спадения легкого), сделать при необходимости трахеостомию (разрез трахеи для обеспечения дыхания), причем не только если он хирург или реаниматолог, а в принципе любой военный врач, даже если он в мирное время окулист или кожник. Понятно, что делать такие вещи надо умеючи. Вот для этого и организован офицерский курс для врачей, на который я попал. Его основой является принятая в США методика лечения мультитравмы, которая называется ATLS - Advanced Trauma Life Support. Эта методика была разработана американским врачом, у которого жена и ребенок попали в автокатастрофу, и ему пришлось наблюдать за действиями работников приемного покоя со стороны. Он был поражен, насколько лечение проводилось бессистемно, и впоследствии уже специально начал анализировать, как лечат подобных раненых на первых этапах помощи. Оказалось, что когда раненые с множественными поражениями - без сознания, с травмой головы, с переломами и ранами прибывают в приемник, то врачи - ортопеды автоматически кидаются лечить переломом ноги, хирурги занимаются травмой живота, а в результате раненый погибает из - за проблемы с дыханием, на что никто не обратил внимания. В результате анализа своих наблюдений этот врач создал систему, дающую очень четкий алгоритм лечения, с учетом очередность проблем, которые встают перед врачом при мультитравме. Оказалось, что чаще всего раненые гибнут от проблем дыхания, поэтому прежде всего необходимо обеспечить им проходимость дыхательных путей и вентиляцию легких, не обращая внимание на открытые переломы, ожоги и кровотечения. Затем занимаются вентиляцией - проверяют, не нужно ли вставить плевральный дренаж в случае пневмоторакса, делать ли искусственное дыхание, затем переходят к проблеме циркуляции - ставят венозный катетер и льют жидкость, и т. д. Переход к следующему этапу лечения возможен только после завершения предыдущего. Таким образом, последовательно занимаются наиболее опасными проблемами, ликвидируя их и постепенно переходя к менее опасным. В результате уменьшается шанс, что раненый погибнет из за того, что врач начал лечение с менее опасных для его жизни поражений, забыв про более опасные. Система универсальна, основной алгоритм один и тот же, независимо от того, какие ранения есть у пораженного.
Постепенно эта система привилась в США, где она получила полное распространение. Сейчас там ни один врач не имеет права работать в приемном покое, если не прошел курс ATLS. Примерно с 80 - х годов эту систему взяла на вооружение армия обороны Израиля, и система многократно доказала свою эффективность. Оказалось, что она применима не только в больницах, но и на поле боя. Сейчас все врачи, проходящие офицерские курсы, обязательно проходят этот 4 - x дневный курс и сдают экзамен по нему, да и в основе обучения ховшей - она же. В сущности эта система для врача - не специалиста в травматологии - как костыль для хромого. Тот же кожник или терапевт, прошедший такой курс, теперь не теряется при встрече с тяжело раненым, а, по крайней мере, знает, с чего начать, что делать потом и т. д. Какие то хирургические процедуры он делает конечно хуже чем специалист - хирург, но он понимает систему лечения раненого и может дотянуть его живым до больницы - а это главное. Я говорил с врачами, которые работали еще до введения в армии ATLS, они утверждают что сейчас качество лечения раненых подскочило очень сильно. Когда в приемник госпиталя вертолетами привозят наших ребят, раненых боевиками Хизбаллы в Южном Ливане, они обычно уже заинтубированы, со всеми положенными дренажами и катетерами, и успели получить по несколько литров жидкости в/в. После окончания офицерского курса и сдачи экзамена по ATLS мы получили звание лейтенантов, и разъехались по домам. Себя я называю теперь - "Дважды лейтенант запаса" - советской и Израильской армии. Примерно через - пол года после офицерских курсов меня впервые призвали на месячные сборы в качестве врача. База пограничных войск, куда я попал, находилась в 15 минутах езды от южной оконечности Мертвого моря. Эта пустынная местность называется Иорданской долиной. По ней протекает речка Иордан - та самая, библейская - которая затем впадает в Мертвое море Летом она превращается в ручей, а зимой в период дождей наполняется. Сама речушка не видна среди песка и голых холмов, издали ее можно определить только по полосе зеленых кустов, растущих на берегах. Напротив базы в нескольких километрах западнее расположен город Иерихон - тот самый, стены которого в свое время рухнули от звуков иерихонской трубы. Ныне это столица палестинской автономии. По долине раскиданы арабские деревни, лагеря палестинских беженцев и кое где еврейские поселения - красивые коттеджи за колючей проволокой. Дело было летом, жара стояла страшная, вечером дули сильные ветры. Мы - я и мои ховши - жили в 4-х местных домиках с кондиционерами. Кроме лечения солдат этой базы нашей задачей было дежурство по всему району. Поскольку гражданского здравоохранения в районе очень мало, армейская медицина берет на себя лечение всех тяжелых случаев, включая автомобильные аварии, ранения, сердечные приступы и т. д. Поэтому раз в 3 - 4 дня нас поднимали по тревоге ночью, и мы мчались на военном амбулансе лечить очередного автомобилиста, перевернувшегося на крутом повороте, или парня, укушенного змеей, или инфаркт миокарда у жителя поселения. Один раз мы всю ночь продежурили около Мертвого моря, когда группа туристов заблудилась в окрестных горах и один упал в ущелье и побился. Его пытались достать с зависшего над ущельем вертолета, но условия были тяжелые и не было уверенности, что вертолет сможет его вытащить. В таком случае нам бы пришлось туда выдвигаться. К счастью, с 5 - ой попытки спасатели все таки его вытащили, а мы вернулись досыпать на базу. В другой раз нас вызвали на крупную аварию, когда разбился арабский автобус с жителями территорий. Было несколько тяжелораненых, и пока мы их лечили, наша полиция охраняла нас от их родственников из соседней деревни, чтобы они не всадили нам нож в спину. После того как раненых развезли по больницам - кого полегче - в арабские, кто потяжелее - в наши - арабы молча повернулись и без улыбки, без спасибо, отправились восвояси. Вот такие отношения. Я не хочу сказать, что они должны были нам на шею бросаться - им нас любить в общем не за что, но элементарную благодарность за лечение мы были вправе ожидать. При том что арабы к нам при травмах обращались постоянно, и помощь получали от нас безотказно
Каждую неделю мы на амбулансе объезжали все мелкие укрепленные пункты, привозили лекарства, лечили заболевших. Особенно страдали те, кто находился рядом с Иорданом, там жили огромные тучи комаров, которые закусывали до волдырей. Побывал я и на самом мосту Алленби - основном переходе через границу с Иорданией (граница проходит через речку Иордан). Мостик меня разочаровал - малюсенький, как какой ни будь деревенский мосток через ручей. По дороге на наши посты мы несколько раз проезжали через город Иерихон. Рассказывают, что когда то до интифады там было совершенно безопасно, наши солдаты любили захаживать в арабский ресторанчик около рынка. Сейчас еврею там показываться не стоит - прибьют запросто. У нас, на военной машине, с оружием, проблем не возникало, но лишний раз заезжать в город мы тоже не хотели - могут и камень бросить. На самой базе мы жили очень хорошо. Практически весь батальон состоял из резервистов во главе с подполковником - на гражданке адвокатом. По вечерам все снимали форму, одевали пляжные тапочки, шорты, футболки и шли жарить шашлыки, которые съедались под анекдоты и споры о политике. Мои ховши на гражданке работали кто где: один - инженер - электронщик, другой - ведущий программист крупной фирмы, третий - владелец туристской компании, четвертый - студент. Люди все интеллигентные и интересные, время в разговорах пролетало незаметно. Кормежка на базе в будние дни простая, но обильная и вкусная. Посуда пластиковая, вилки и ложки обычные. Поскольку среди военнослужащих часть религиозные, то со времен создания Израильской армии в ней соблюдается кашрут. В кошруте есть строгое запрещение есть мясное вместе с молочным, поэтому если на обед шницель - то творога уже не дождешься. Из за этого в каждой столовой имеется два комплекта тарелок, стаканов и пр. . Один комплект - белого цвета - для мясного, другой - синего - для молочного. Запрещается их смешивать - они хранятся, моются и используются строго по отдельности. Не дай бог случайно взять стакан не того цвета - в столовой есть наблюдатель кошрута, сразу крик поднимет. Да и полковой раввин время от времени проверяет соблюдение этой заповеди. На стене столовой кроме натюрмортов с дичью и лозунгов "Приятного аппетита" обязательно висит справка о ее кашерности. Если такой справки нет, то правоверный еврей там есть не может. Отдельный столик выделен для вегетарианцев - им специально готовят вегетарианские блюда. Достаточно заявить, что ты вегетарианец - и получишь свою котлетку из моркови - никаких справок не спрашивают. Каждый шабатный ужин на базе проходит празднично. Столы накрываются белыми скатертями, ставится фарфоровая посуда, стеклянные бокалы для питья. Все солдаты и офицеры вперемешку садятся и ждут командира. Когда он заходит, все встают, и начинается молитва. Нерелигиозные стоят молча прикрыв голову шапкой или рукой, религиозные в кипах повторяют молитву вслух. Потом все садятся и начинается еда. Я специально записал меню одного такого ужина. Пять видов салата, суп из чечевицы, тушеная картошка с бурекасами - это такие слоеные пирожки с сыром и яйцами. Рис с зеленым горошком, огромные бифштексы, края которых свешиваются с тарелки, жареные куры, маслины, огурцы, помидоры, вареная свекла, апельсины. Под конец - сладкие булочки с корицей, морс и шабатное вино - по 1/2 - литровой бутылке на 6 человек (после ужина две трети осталось в бутылке, хотя никто никого не ограничивал). Все свежее, вкусное и обильно. После такого ужина я еле поднялся из - за стола, а мой сосед по столу - 18 - летний парнишка из Гомеля, заявил: - "Сегодня так себе ужин". На мой вопрос, "Какого рожна тебе еще надо", ответил - что мол "еда не вкусная". "Зажрался" - таков был мой диагноз. Задачей нашей части была охрана границы. Однажды ночью сработала сигнализация и мы выехали по тревоге - амбуланс с врачом обязан сопровождать пограничников, когда они ловят нарушителя. Пока его ловили, мы стояли неподалеку от арабской деревни и ждали, чем дело кончится. Молодые арабы - местные жители - сидели неподалеку, курили кальян, тихонько разговаривали между собой. Друг друга мы игнорировали, хотя и наблюдали за противной стороной внимательно. Черт их разберешь - может именно этот молодой парень в протертых джинсах завтра обвяжется взрывчаткой и пойдет взрывать автобус в Иерусалиме, или вдруг сейчас вскочит и с криком "Аллах Ахбар" попытается кого ни будь из нас прирезать - пойди знай, что у него в голове. А может он мирный крестьянин, и сам нас до смерти боится? В общем, пропасть страха, ненависти и недоверия между двумя народами, и как из нее выбраться - никто не знает. Мы простояли часа полтора, пока, наконец, наши доблестные пограничники поймали нарушителя - дикую свинью, которая и привела в действие сигнализацию. По дороге на базу в 2 часа ночи остановились выпить кофе в придорожном солдатском кафе. Это ангар, сверху покрытый пленкой, внутри расставлены столики, прилавок и все. В середине за длинным столом сидело человек двадцать солдат и офицеров, явно празднующих чей то день рождения. Шум, дым сигарет, гогот, игра на гитаре, дурные крики разносились по всем окрестностям. Когда я подошел поближе, оказалось что ничего крепче кока - колы на столе не было - даже пива. Солдатики веселились сами по себе, и им не нужен был для этого алкоголь. Картина поистине удивительная для выходца из России - но такие уж они странные - эти аборигены.
 
Со времён людоедства нравы очень огрубели...
	Подставь правую ягодицу,когда тебя бьют по левой...
	Психически больная совесть...
	И многое другое в новой книге Михаила Маковецкого 'Белая женщина'.
	http://www.psich.com